О партии
Идеология
Лица
Деятельность
Пресс-служба
АнонсыКонтакты

Анатолий Грешневиков об уточнении объектов государственной экологической экспертизы на Байкальской природной территории

26 июня 2019

 см. также ↓

26 июня Государственная Дума приняла в первом чтении проект федерального закона 687768-7 "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части уточнения объектов государственной экологической экспертизы на Байкальской природной территории в целях упрощения строительства и реконструкции объектов социального назначения". С докладом по данному законопроекту выступил заместитель Министра природных ресурсов и экологии Российской Федерации – руководитель Федерального агентства лесного хозяйства Иван Валентик. От фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" задал вопрос и выступил Анатолий Грешневиков:

– Уважаемый Иван Владимирович, Комитет по экологии и охране окружающей среды дважды просил вас предоставить перечень тех социально значимых объектов, которые попадают под юрисдикцию данного законопроекта, и которые будут лишены обязательной экологической экспертизы.

Как член Комитета по экологии и охране окружающей среды я по сей день и по сей час, и по сию минуту данный перечень не имею.

Понятно, что "социально значимые объекты" – это понятие растяжимое. Если туда попадают трубопроводы, электрические сети, дороги, то строительство очистных сооружений не нужно. Но если это больницы, школы, то очистные сооружения обязательны.

Недавно я читал материалы проверки Счётной палаты по исполнению федеральной байкальской целевой программы. Даже федеральные деньги, которые были выделены на строительство очистных сооружений тех предприятий промышленности, сельскохозяйственных, которые были построены раньше в береговой зоне. Так вот, если мы сейчас освободим от экологической экспертизы строительство этих непонятных социально значимых объектов, которых даже перечень неизвестен, то кто будет финансировать строительство хотя бы очистных сооружений, потому что любой объект будет загрязнять, продолжать загрязнять озеро Байкал?

Иван Валентик:

Спасибо, уважаемый Анатолий Николаевич, за вопрос, за озабоченность этой тематикой.

На самом деле проект подзаконного акта (и я об этом сказал и в выступлении, и Владимир Владимирович это подтверждает), он готовился, и в настоящий момент он находится на финишной прямой. В соответствии с установленным порядком он представляется, после принятия законопроекта в первом чтении он, при условии поддержки его депутатами, может быть представлен в комитет незамедлительно уже сегодня для рассмотрения, для того, чтобы действительно состоялась дискуссия.

Мы, поверьте, абсолютно не заинтересованы со своей стороны в том, чтобы помимо социальных объектов, перечень которых мы предельно и отчетливо для себя понимаем, и он действительно связан с созданием условий для жизни тех людей, которым нужно строить школы, детские сады, больницы и иные объекты, которые, исходя из тех критериев, которые являются общепринятыми и относятся к таковым объектам.

Поэтому, безусловно, этот перечень будет, он будет широко обсуждаться, он, безусловно, является предметом нашего совместного обсуждения и не будет никакого закрытого решения, которое не было бы согласовано с профильным комитетом. Владимир Владимирович об этом тоже в своем выступлении сказал, я думаю, что он, безусловно, обеспечит контроль за ходом нашей совместной работы. Спасибо.

Выступление Анатолия Грешневикова:

Уважаемый Александр Дмитриевич (Жуков, Первый заместитель Председателя ГД – Прим. ред.)! Уважаемые депутаты!

Единственный водный объект в России, который имеет охранную грамоту, отдельный федеральный закон – это священное озеро Байкал. И закон так и называется – "Об охране озера Байкал".

Разработка этого закона шла долго, тяжело. Я сам разработчик данного законопроекта. Ещё тяжелее шёл процесс обсуждения закона о границах водоохранных зон, еще тяжелее мы принимали Федеральную целевую программу "Байкал". И возникает вопрос: для чего все-таки мы принимали Федеральный закон "Об охране озера Байкал"? Наверное, чтобы сохранить это мировое наследие, этот гигантский резервуар чистой питьевой воды. И поэтому данный законопроект для меня как для эколога очень опасен.

Я спрашивал руководителя Федерального агентства лесного хозяйства, почему подчеркнуто неуважительно дважды на комитет не был представлен перечень социально значимых объектов? У меня не возникает вопрос: умышленно это сделали они или неумышленно? Поскольку, как я уже сказал, по материалам проверки Счётной палаты мы выделяли на федеральную целевую байкальскую программу большие финансовые ресурсы для того, чтобы там были построены очистные сооружения. Счётная палата проверила и оказалось, что даже федеральные средства не освоены, очистные сооружения там, где было должным образом построено, ничего не освоено, нет очистных сооружений. У нас принято считать, что ЦБК главный был загрязнитель, ничего подобного, есть другие промышленные, сельскохозяйственные предприятия и не обязательно крупные, которые также являются большими загрязнителями озера Байкал.

Сегодня, если нет перечня социально значимых объектов, ясно, что в этот перечень попадут совершенно разные объекты, которые без экологической экспертизы усугубят и так тяжелое положение экосистемы озера Байкал и не найдут регионы на экологическую экспертизу средств.

Здесь прозвучал аргумент, что экологическая экспертиза дорого стоит. Конечно, экологическая экспертиза дорого стоит, но еще дороже стоит чистота озера Байкал.

Поэтому, с моей точки зрения, социально значимые объекты, понятно, что поселок, который там тысячелетиями существует, должен иметь право построить школу, больницу, клуб, ну еще три-четыре социально значимых объекта. Неужели Правительство за эти полгода не могло сформировать этот список из 4-5-7 объектов? Могло.

Я 10 лет добивался, чтобы приняли этот закон – "Об охране озера Байкал". Слава богу, он существует. Нельзя его дискредитировать, не нужно идти на поводу у Правительства, не имея перечня этих социально значимых объектов, так голословно голосовать. Я мог бы вообще, как эколог, внести легкомысленное предложение, что каждый объект – школа ли это, больница – должен согласно федеральному закону здесь рассматриваться по представлению Правительства, а представители экологической экспертизы должны доказывать, что эта школа или эта больница не навредит озеру Байкал.

Вот тогда у нас будет государственный подход к защите озера Байкал. А так принять неизвестно что, не имея списка и подыграть тем лоббистам, которые хотят заработать на озере Байкал, в том числе и упомянутое это предприятие по разливу воды для китайцев, всё это под эту сурдинку втихомолку будет принято. Поэтому я категорически против того, чтобы этот закон принимали без учёта списка социально значимых объектов. Пусть сперва Правительство определит эти три-четыре объекта, и каждый объект мы, не Правительство, а мы должны обсуждать, потому что есть федеральный закон "Об охране озера Байкал", и мы не должны давать спуска Правительству.

Институт экологической экспертизы есть и на региональном уровне, и на федеральном. Но если федеральный закон обязывает проводить федеральную экспертизу, я считаю, что отменять её совершенно не нужно и опасно. И не случайно учёные Лимнологического института, как здесь сказал уже коллега Журавлев, выступают против данного законопроекта.

Фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" не будет поддерживать данный законопроект.

Центральный Аппарат партии
Телефон: (495) 787-85-15
Факс: (495) 959-35-86
Пресс-служба
партии
Раб. тел.: +7 (495) 783-98-03
Моб. тел.: +7 (916) 249-49-47
(только для СМИ)
Общественная приемная
фракции "СР" в Госдуме
Конт. тел: (495) 629-61-01
Официальный сайт Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ
Полное или частичное копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2019