О партии
Идеология
Лица
Деятельность
Пресс-служба
АнонсыКонтакты

"СР": Пока это ещё не бюджет дефолта, но это бюджет плачевных итогов

25 октября 2013

 см. также ↓

25 октября Государственная Дума рассмотрела в первом чтении законопроект № 348499-6 "О федеральном бюджете на 2014 год и на плановый период 2015 и 2016 годов". В ходе обсуждения с участием министра финансов Антона Силуанова и председателя Счетной палаты Татьяны Голиковой от фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" вопросы министру финансов задали Михаил Емельянов, Наталья Петухова и Дмитрий Ушаков, выступила Оксана Дмитриева.

Михаил Емельянов:

– Уважаемый Антон Германович, поясните, пожалуйста, ситуацию с ростом тарифом естественных монополий, услуг ЖКХ для населения.

То, что Правительство решило заморозить тарифы для промышленности и сельского хозяйства – это, естественно, хорошо. Но население испытывает не меньший гнёт от этих тарифов, пожалуй, это самый тяжёлый налог, самое тяжёлое бремя для современного населения России.

Первый вопрос. Почему бы не заморозить тарифы и для населения? А если не заморозить, то тогда хотя бы ограничить уровнем инфляции. Правительство заявило, что тарифы для населения должны расти на уровне инфляции. Но вот прогноз социально-экономического развития, на основе которого принимался бюджет, даёт другие цифры, там электроэнергия – 8 процентов, газ – 10 процентов, в 2014 году тепловая энергия – на 7 процентов.

Можете пояснить, почему всё-таки не выполняются обещания ограничить рост тарифов для населения хотя бы уровнем инфляции? Спасибо.

Антон Силуанов:

– Уважаемые депутаты, по вопросу тарифов для населения. Правительство Российской Федерации предлагает индексировать тарифы на уровень ниже инфляции с коэффициентом минус 30 процентов. То есть 70 процентов от уровня инфляции, на следующий и последующие годы предлагается установить предельный уровень тарифов.

Наталья Петухова:

– Уважаемый Антон Германович! Одним из источников финансирования дефицита бюджета является приватизация предприятий. Знаем по учебникам и по практике развитых стран, что государства выставляют на продажу нерентабельные предприятия, от которых хочет избавиться и не желает в дальнейшем вкладывать в развитие этих предприятий. В России на приватизацию выставляются акции крупных собственников и практически лидеров экономического роста.

И не первый год уже идёт эта программа "Приватизация". Она не исполняется регулярно. По данным Счётной палаты, в этом году на 1 сентября менее 5 процентов исполнение. Скажите, пожалуйста, зачем тогда продолжается эта программа? Каков её экономический смысл? И каковы критерии отбора предприятий?

Антон Силуанов:

– Уважаемые депутаты, при определении параметров приватизации мы исходим из двух вопросов. Первое – это сокращение доли участия государства в экономике, ключевой вопрос. И, второе, конечно, это и пополнение ресурсной базы бюджетов. Поэтому, выполняя основную задачу – это повышение конкуренции... Потому что какая может быть конкуренция между государственной компанией и негосударственной компанией? Так вот задача в том, чтобы нам создать конкурентное поле для того, чтобы это содействовало только продвижению вперёд, содействовало экономическому росту. Это с одной стороны.

С другой стороны, мы говорим о том, что наши крупные компании, которые, вы говорите, что это лидеры роста, они ведь тоже должны управляться не только со стороны государства, должны иметь эффективный менеджмент, должны иметь эффективные инвестпрограммы. Так вот, для того, чтобы и не только государство, но и другие миноритарные акционеры, зачастую это миноритарные акционеры, не имеющие контрольного пакета акций, могли говорить об эффективности использования ресурсов таких компаний, и мы осуществляем приватизацию. То есть конкуренция, это контроль, больший контроль, в том числе и негосударственный контроль за инвестпрограммами, за издержками. Я считаю, что это, наоборот, на пользу крупным государственным компаниям, которые сокращают долю государства, увеличивая долю частных акционеров. Но еще раз повторюсь, что по ключевым компаниям мы не собираемся продавать контрольный пакет и выходить из основного акционера этих компаний.

Дмитрий Ушаков:

– Уважаемый Антон Германович, всё-таки ещё раз про субъекты. Год назад при рассмотрении бюджета на 2013 год Министерство финансов считало, что субъекты увеличат свою доходную часть бюджета на 1 триллион рублей, в основном за счет собственной налоговой базы.

В итоге, за 2013 год субъекты добрали около 300 миллиардов рублей из планируемого Минфином триллиона. В бюджете на следующий год межбюджетные трансферты увеличены на 3 процента, но в целом для субъектов поддержка ниже уровня 2013 года.

В следующем году у субъектов может возникнуть критическая ситуация по доходной части. За счёт каких средств, помимо утверждаемых в бюджете и тех, о которых вы уже говорили, Правительство может поддержать субъекты в случае, если заложенных средств будет недостаточно? Потребуется ли для этого внесение изменений в закон о бюджете или будут использованы другие механизмы? Спасибо.

Антон Силуанов:

– Уважаемые депутаты, действительно, ситуация с ростом экономики, с прогнозом поступлений доходов в бюджеты регионов изменилась. Она касается и бюджетов субъектов Российской Федерации, и, конечно, федерального бюджета. Мы об этом уже говорили.

Особенно сильно просел, просели поступления по налогу на прибыль, которые являются одним из основных источников доходной базы бюджетов.

В этой связи мы считаем, та инициатива, которая сегодня рассматривается в Государственной Думе по увеличению имущественных налогов в бюджеты субъектов Российской Федерации, абсолютно правильная, поскольку она позволит увеличить доходы бюджетов и регионов.

С другой стороны, мы говорим о принятии целого ряда тоже законодательных инициатив, направленных на снижение нагрузки на бюджет, а именно: переход к адресной поддержке по решению субъектов Российской Федерации конкретных социальных групп населения – первое.

Второе. По решению правительства мы приняли решение об отмене и снижении уровня софинансирования, точнее так, финансирования регионам софинансируемых мероприятий. Поскольку не секрет, что значительные ресурсы регионов направляются на софинансирование, буду так говорить, тех мероприятий, которые осуществляются по тем трансфертам, которые приходят в бюджеты регионов из федерального бюджета. Так вот этот уровень требования к регионам будут снижены.

Ну и следующая позиция. Конечно, и мы и регионы вместе должны работать над повышением эффективности бюджетного сектора, о чём, собственно, и указы говорят. Поэтому не просто повышать заработную плату, но и повышать нагрузку на бюджетников. Это наша общая задача.

Оксана Дмитриева:

– Уважаемый Сергей Евгеньевич, уважаемые депутаты. Мы очень подробно обсуждали бюджет на бюджетном комитете. Минфин представил очень качественные документы, круглосуточно с нами работал, давал пояснения, расшифровки. Поэтому картина абсолютно ясна и абсолютно прозрачна. И все мы говорим об одном и том же, только выводы делаем несколько разные.

Это бюджет не дефолта, слава богу, пока это ещё не бюджет дефолта, но это бюджет плачевных итогов. И вот всё то, о чём мы предупреждали в течение 10 лет в альтернативных бюджетах, к сожалению, случилось. Мы говорили 10 лет о том, что, вкладывая деньги в Резервный фонд и в чужую экономику, мы создаём искусственный тормоз экономического роста. Создали – экономика встала.

Мы говорили о том, что нельзя одновременно вкладывать свои деньги под низкие проценты в чужую экономику, одновременно осуществлять заимствования под высокие. Мы осуществляем раскрутку пирамиды долга. Случилось, раскрутили пирамиду – долг за три года вырос с 3,2 триллиона рублей практически в два раза – до шести с половиной триллионов в 2013 году.

Мы говорили, начиная с 2002 года, что пенсионная реформа создаст дефицит в Пенсионном фонде и обесценит пенсионные накопления граждан, что она провалится. Случилось – она провалилась.

То, что сейчас характеризует экономику России – это даже не стагнация, это стагфляция. То есть инфляция и спад, или нулевой рост, в одном флаконе. И не просто инфляция, а инфляция издержек, связанная с ростом тарифов, с которой тяжелее всего бороться. И не просто стагфляция, а стагфляция на фоне чрезвычайно низкой эффективности всех государственных рычагов регулирования.

Теперь что касается бюджета. Ошибки в данном бюджете по доходам практически нет. Мы оцениваем занижение примерно в 60 миллиардов рублей. Однако нефтегазовые доходы как всегда занижены, цена на нефть не будет падать до 100 долларов за баррель, она будет колебаться в районе 110 долларов за баррель, потому что мировая экономика падать не будет, а будет расти примерно с тремя процентами в год.

Однако не поэтому нефтегазовые доходы будут выше. Ненефтегазовые доходы, доходы от несырьевого сектора будут существенно меньше, потому что экономического роста в 3 процента не будет. А роста не будет потому, потому что расти нечему. По объёмам добычи нефти и газа мы вышли на уровень советского, конца советского периода, дальше расти некуда.

По многим отраслям промышленности мы их потеряли навсегда и из кризиса 2008-2009 года мы на самом деле не вышли, а новых отраслей не создали. Поэтому и рычагов для их создания в бюджете также не запланировано. И если в федеральном бюджете нулевой рост компенсируется ценами на нефть, то у бюджетов регионов нефтяных доходов нет, и на самом деле у них будет дыра по доходам в объёме 400 миллиардов рублей, и способов её закрытия в бюджете не предложено.

Но при этом в бюджете не отказываются от так называемого бюджетного правила, и по-прежнему 343 миллиарда идёт в Резервный фонд. Но при этом идёт рост заимствований, чистое заимствование – 652 миллиарда рублей. Естественно, растут расходы на обслуживание долга, они уже в этом бюджете сравнялись с расходами на здравоохранение, и вот в чём парадокс. Расходы на обслуживание долга растут точно на такую же сумму, на которую падают расходы на здравоохранение. При этом не было никакой необходимости наращивать долг и увеличивать расходы на обслуживание долга. Спасибо, что Счётная палата это тоже отмечает.

Один бюджетный манёвр правительство сделало совершенно правильно – отказалось от перечисления средств, накопительных взносов финансовым посредникам. Это деньги не граждан, это деньги, которые идут финансовым посредникам. Это сэкономило на самом деле, ну в сопоставимых данных, около 800 миллиардов рублей, что реально позволило не сокращать, а поднять пенсии.

Но не все сэкономленные средства направлены на социальные расходы. Правительство говорит: мы их зарезервировали и потом мы их отдадим. Кому мы собираемся, или Правительство, их отдавать? Опять финансовым посредникам?

Но, наверное, кормление негосударственных пенсионных фондов и Внешэкономбанка – гораздо менее важная задача для страны, чем финансирование образования и здравоохранения. Или мы хотим ещё плюс ко всем перечисленным проблемам иметь миллион обманутых пенсионеров в будущем? Поэтому здесь политика должна быть абсолютно последовательная. Сэкономленные средства, вот перечисление финансовым посредникам надо не резервировать, а направить на социальные расходы.

Важный вопрос – это государственный инвестиционный спрос, бюджетные инвестиции. Однако по факту в последние годы – 2013, 2012 и 2011-й – более 50 процентов так называемых бюджетных инвестиций – это взносы в уставные капиталы акционерных обществ. В лучшем случае, если их не разворовали, они лежат на депозитах в банках. А в основном они задействованы в различных схемах скупки активов, слияния и разлияния.

Пример: свободные экономические зоны, по отчёту Счётной палаты, из 77 миллиардов федеральных средств, вложенных в уставные капиталы в свободных экономических зонах, на депозитах было 41 миллиард рублей, но в 2014 году мы снова вкладываем 11 миллиардов рублей в уставный капитал свободных экономических зон.

Программа приватизации на 196,7 миллиарда рублей. Практически все крупные объекты, которые в программе приватизации: "Роснано", РЖД, "Банк ВТБ", "РусГидро" – это те предприятия, которые получали взносы в уставные капиталы или будут получать. То есть мы накачиваем их бюджетными деньгами, потом продаём, потом снова даём бюджетные деньги, и это называется бюджетными инвестициями.

Уважаемые коллеги, об этом уже говорилось, что идёт абсолютное сокращение, абсолютное в номинальном выражении, расходов на образование, здравоохранение, культуру, СМИ и жилищно-коммунальное хозяйство.

Как при этом обеспечить повышение зарплаты бюджетникам, мне непонятно. Но это теперь уже никто и посчитать не может, поскольку после введения в действие 83-го закона объём фонда оплаты труда даётся только расчётно. И поэтому никто ни проконтролировать не может, ни реально довести эти средства. На мой взгляд, нет возможности при таком объёме ассигнований отраслям выполнить указ Президента.

Теперь по тарифам. Значит, здесь тоже вопрос неясный. Нигде в законе о бюджете нет позиции о том, что тарифы замораживаются, а в прогнозе Минэкономики, о чём задавали вопросы коллеги, содержится прогноз по росту тарифов. Либо прогноз неверен, либо замораживания тарифов нет, поэтому здесь нужно быть предельно чёткими.

Но при этом в налоговой сфере всё сделано для того чтобы разогнать инфляцию и снизить конкурентоспособность экономики. Одновременно мы снижаем экспортную пошлину на нефть и повышаем налог на добычу полезных ископаемых, на нефть, то есть мы переносим налоговую нагрузку с внешних поставок на внутреннего потребителя и ещё повышаем акцизы на бензин. То есть всё сделано, чтобы разогнать инфляцию и снизить конкурентоспособность.

Дальше – больше. Утилизационный сбор на автомобили с определёнными компенсационными мерами – тоже фактор, разгоняющий инфляцию.

Программа вооружения, пожалуй, единственный потенциальный источник роста именно наукоёмких отраслей машиностроения. Но будет ли рост или не будет, будут инновации или не будут – это зависит от того, как она будет реализована. Ну тут опять реализована кредитная схема под гарантии Правительства, поэтому ассигнуя, мы думаем, что мы финансируем вооружения и НИОКРы, а на самом деле мы опять выделяем большой куш банкам. То же самое, содержатся взносы в уставные капиталы акционерных обществ, и некоторые из этих стратегических предприятий содержатся в программе приватизации. То есть получается, мы в закрытом режиме даём им деньги, а в открытом режиме осуществляем приватизацию.

Уважаемые коллеги, что надо делать? Задача для этого бюджета есть в нашем альтернативном бюджете на 2014 год: стимулировать рост, сворачивать финансовые аферы и кругообороты и пресекать вредные реформы. Три простых совета и одновременно сложных.

Центральный Аппарат партии
Телефон: (495) 787-85-15
Факс: (495) 959-35-86
Пресс-служба
партии
Раб. тел.: +7 (495) 783-98-03
Моб. тел.: +7 (916) 249-49-47
(только для СМИ)
Общественная приемная
фракции "СР" в Госдуме
Конт. тел: (495) 629-61-01
Официальный сайт Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ
Полное или частичное копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2019