О партии
Идеология
Лица
Деятельность
Пресс-служба
АнонсыКонтакты

Антон Беляков выступил на пленарном заседании ГД по законопроекту о народных предприятиях

11 сентября 2012

 см. также ↓

Сегодня в первом чтении парламентское большинство в Госдуме отклонило законодательную инициативу СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ о народных предприятиях – проект федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "Об особенностях правового положения акционерных обществ работников"". От фракции "СР" выступал соавтор инициативы, депутат Антон Беляков:

– Большое спасибо, уважаемый Сергей Евгеньевич. Уважаемые коллеги, вашему вниманию предлагается проект федерального закона "О внесении изменений в Федеральный закон "Об особенностях правового положения акционерных обществ работников", так называемых народных предприятий. Начну с определения, что такое народные предприятия, и потом объясню, почему же нужно вносить поправки.

Сегодня в мире дискуссия на тему, какая собственность лучше – частная или государственная – имеет не меньшую, пожалуй, актуальность, чем у нас в России. Вспомните, совсем недавно, когда обсуждались вопросы национализации, сколько было сломано копий. Одни спикеры говорили: послушайте, давайте огосударствление произведем собственности, особенно незаконно приватизированной. А другие говорили о том, что, послушайте, а посмотрите на компанию "Роснефть" и вспомните скандал, разве государство – это эффективный собственник?

Так вот существует третья форма, которая чрезвычайно популярна во всем мире, это так называемые народные предприятия. Причем народные предприятия – это не какие-то маленькие лавочки, где работают 5 человек, и они пекут лаваши. Мощнейшие индустриальные гиганты, такие как "Локхед", "Майкрософт", "ИКЕЯ" и очень многие другие, "Вольво", крупнейшие предприятия, являются народными предприятиями. Что это значит? Это значит, что трудовой коллектив, обладая акциями предприятия, на котором он работает, имеет реальные механизмы управления этим предприятием. Схема оказалась настолько востребованной, причем давно появилась она, во Франции, например, в 1917 году был впервые принят такого рода закон.

Так вот схема оказалась настолько востребованной, что в Соединенных Штатах Америки, например, сегодня около 20 процентов трудящихся работают на народных предприятиях. 20 процентов всех трудящихся в Соединенных Штатах Америки имеют возможность управлять своим предприятием, причем не так, как это было после нашей с вами постсоветской прихватизации, когда, в общем, раздали ваучеры, но что с ними делать – непонятно. А реально управлять, управлять процессами избрания руководства предприятия, определять финансовую политику, определять социальные льготы, определять многие другие хозяйственные вопросы.

Вы скажите: но это там, наверное, у них в Америке. Ан нет, уважаемые коллеги, законопроект, который мы сейчас обсуждаем – это лишь поправки. В России тоже был принят закон о народных предприятиях, но, к сожалению, он не заработал.

И у нас сегодня не существует как в Америке 12 тысяч так называемых народных предприятий, у нас их сегодня всего чуть больше 100. Но посмотрите, какие это предприятия, вспомните знаменитый межотраслевой научно-технический комплекс микрохирургии глаза Святослава Федорова. Это было народное предприятие. И посмотрите, как оно работало.

Я просто возьму лишь два примера, хотя практически все предприятия, которые смогли получить этот статус, они все являются крайне эффективными. Происходит это по понятным причинам, потому что если человек понимает, что он сам владелец завода, фабрики, малого предприятия, где он работает, конечно, он заинтересован в том, чтобы была максимальная прибыль. Он заинтересован работать с максимальной самоотдачей, он заинтересован в том, чтобы не происходило расхищения или рейдерского захвата, об этом отдельно и попозже.

Так вот посмотрите, как работала микрохирургия глаза. Было передано в аренду имущество, материально-техническая база, на которой, собственно, и начал работать коллектив Святослава Федорова. В результате после того, как была создана система участия и управления предприятием трудового коллектива, работники получили реальное право устанавливать систему управления учреждением, выбирать руководителей, включая генерального директора.

Его, кстати, кандидатура, правда, подлежала утверждению Минздрава..., как вы помните, недавно там тоже был скандал. Далее – утверждать структуру и штатное расписание, определять долю администрации в чистом доходе. Была даже, знаете, была принята очень любопытная норма, так называемая шкала социальной справедливости, которая определяла максимальный разброс в заработной плате. Например, у Святослава Федорова в центре этот разброс составлял коэффициент не более 4,5. Это значит, что самый низко оплачиваемый работник это была уборщица, зарабатывала не более чем в 4,5 раза меньше, чем генеральный директор и так далее. Строились пансионаты, санатории, оздоровительные лагеря, выплачивалась дополнительная помощь тем, кто выходил на пенсию. И так не только в этом предприятии.

Сегодня, если проанализировать вот те, приблизительно 100, существующие в этой организационно-правовой форме организации, то примерно везде складывается одна и та же картина – это очень эффективная экономическая модель, которая позволяет трудовому коллективу участвовать в руководстве предприятием. А руководству, крупным и корпоративным акционерам быть уверенным в лояльности трудового коллектива, который фактически является партнером по бизнесу. С третьей стороны, это серьезный очень механизм для противодействия рейдерскому захвату, кстати, не только в России.

Некоторое время назад, если мне не изменяет память, очень крупная американская корпорация смогла уберечь себя от недружественного поглощения только потому, что быстро некоторую часть акций раздала трудовому коллективу и стала невозможна просто дальнейшая операция по захвату имущества.

Если мы с вами проанализируем вот этот опыт, то встает справедливый вопрос: почему, почему у нас их только 150, хотя закон работает так долго, многие годы? А почему у них 20 процентов всех трудящихся работают в народных предприятиях, и крупнейшие корпорации избирают именно эту экономическую модель своего управления?

Ответ прост до примитивности. Оказалось, что закон, который мы с вами приняли давно, создал несколько процедур, которые являются сложными для технической организации. Они просты. Например, в настоящее время законом закрепляется, что работникам предприятия, желающего преобразоваться в народное, должно принадлежать на момент принятия решения не мене 49 процентов уставного капитала данной организации. Если это требование мы отменяем и даем возможность людям и обладающим меньшим пакетом акций, например, 35 процентами, принимать решение о переходе в народное предприятие, то таких структур станет, очевидно, больше. И именно этого касается первая поправка. Мы предлагаем убрать существующее в настоящий момент ограничение о том, что не менее 49 процентов уставного капитала организации должно принадлежать на момент принятия решения трудовому коллективу.

Вторая поправка, которая нами предлагается, она касается следующего недоразумения, на наш взгляд, юридического. Сегодня законопроектом мы предлагаем уменьшить до 51 процента акций от уставного капитала тот объем акций, который должен быть после перехода в народное предприятие. Сегодня он составляет 75 процентов. Очевидно, что если принимается решение 49 процентами, и нужно потом мгновенно увеличить до трех четвертей, это сложно реализуемая, и даже юридически сложно реализуемая процедура. Поэтому вторая поправка, еще раз конкретизирую: на наш взгляд, на момент регистрации народного предприятия не три четверти акций должно принадлежать трудовому коллективу, а 51 процент.

Третья поправка, также упрощающая механизм создания вот этой очень эффективной экономической модели хозяйствования. Мы предлагаем уменьшить среднесписочную численность работников с 51 человека до 10. В пользу такого решения говорит и весь мировой опыт. Совершенно непонятно, почему это ограничение у нас существовало. Вот 51 человек могут такую экономическую модель избрать, а 15 не могут. Мы считаем, что это чрезмерное ограничение, которое необходимо убрать.

Далее мы считаем, что необходимо отменить ограничение по максимальной численности акционеров народного предприятия. В настоящее время считается, что она не должна превышать 5 тысяч человек. Очевидно, что крупные предприятия, градообразующие предприятия такую форму экономическую избрать не могут, хотя, повторюсь, я приводил уже пример: и "Икея" и "Локхид", и "Майкрософт" – это компании, где работают десятки и даже сотни тысяч человек, и эта модель оказывается оптимальной, и все эти компании являются крайне успешными.

Ну и, наконец, последнее. Мы полагаем, что необходимо установить запрет на совмещение должностей генерального директора и председателя наблюдательного совета народного предприятия. Но, на мой взгляд, это, вообще, абсолютно очевидно. Знаете, это как советский профсоюз: генеральный директор – генеральный директор, а его теща – работник профсоюза, и дома они на кухне спорят, отстаивают права трудящихся. На мой взгляд, это ограничение необходимо также убрать.

Яделаю и доклад, и содоклад от имени Комитета по собственности. К счастью, коллеги поддержали эти инициативы. Ятакже пользуюсь случаем, хотел бы поблагодарить за предложение ГПУ и Правовое управление Государственной Думы. Действительно есть несколько незначительных, на наш взгляд, недочетов, но в целом Комитет по собственности поддерживает концепцию законопроекта. Мы считаем уже с коллегами по Комитету, что эти изменения, безусловно, положительно скажутся на увеличении количества создаваемых народных предприятий, и, безусловно, это будет способствовать и заинтересованности трудящихся в работе, поскольку инициируется интерес к конечным результатам хозяйствования в долгосрочной перспективе.

Вместе с тем, есть (а я уже об этом говорил) некоторые недочеты, которые вполне могут быть устранены к первому чтению. Например, по мнению моих коллег из Комитета по собственности, не является обоснованным исключение положений о минимальном размере уставного капитала, поскольку в этом случае возникает некая правовая неопределенность и предлагается целесообразным установить размер минимального уставного капитала на уровне, предусмотренного законодательством, для закрытых акционерных обществ.

Вполне справедливая, на наш взгляд, уже разработчиков поправка, которую мы обязательно к первому чтению учтем.

Уважаемые коллеги, как разработчик этого законопроекта, который мы делали вместе с Сергеем Михайловичем Мироновым, и как содокладчик от Комитета по собственности Государственной Думы, я благодарю вас за внимание и прошу принять законопроект в первом чтении. Большое спасибо.

Центральный Аппарат партии
Телефон: (495) 787-85-15
Факс: (495) 959-35-86
Пресс-служба
партии
Раб. тел.: +7 (495) 783-98-03
Моб. тел.: +7 (916) 249-49-47
(только для СМИ)
Общественная приемная
фракции "СР" в Госдуме
Конт. тел: (495) 629-61-01
Официальный сайт Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ
Полное или частичное копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2019