О партии
Идеология
Лица
Деятельность
Пресс-служба
АнонсыКонтакты

Депутаты фракции "СР" о переселении граждан из аварийного фонда

14 ноября 2019

 см. также ↓

14 ноября Государственная Дума приняла в первом чтении проект федерального закона № 809009-7 "О внесении изменений в Жилищный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон "О Фонде содействия реформированию жилищно-коммунального хозяйства" в части переселения граждан из аварийного жилищного фонда". С докладом по данному законопроекту выступила статс-секретарь – заместитель Министра строительства и жилищно-коммунального хозяйства Российской Федерации Татьяна Костарева. От фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" задали вопросы Олег Шеин и Дмитрий Ионин, выступили Олег Шеин и Галина Хованская.

Вопросы

Олег Шеин:

– Два вопроса, Татьяна Юрьевна.

Первый. Касательно расширения действующей программы и исходя из того, что Генеральная прокуратура выявляет массовые факты уклонения местных органов власти от признания жилья аварийным. В частности, вы знаете, в Астраханской области в заявке к вам было указано 40 тыс. кв.м, первая же проверка показала, что реально речь идет про 90 тыс. кв.м аварийной площади.

И второй вопрос, кроме расширения программы, по всей стране есть обращения людей, довольно массовые, о том, что при реализации вашей программы сноса аварийного фонда вы людей фактически выселяете в никуда, под открытое небо, поскольку размер выкупной цены не является достаточным.

Пример Зеленодольска. 11 тыс. рублей за кв.м при рыночной цене в 40 тыс. У меня в Астрахани была на приеме женщина, 88 лет, неделю назад, выкупная цена 15 тыс. рублей за квадратный метр при рыночной стоимости 45. Она в какие суды пойдет? Почему вы как ведомство выступаете против права людей на выбор между выкупной ценой и получением иного жилья эквивалентной площади?

Спасибо.

Татьяна Костарева:

– Спасибо за вопрос.

В части вопроса о том, что объем аварийного жилфонда, фактический, да, превышает тот, который мы видим по документам. Вы знаете, на сегодняшний день ведь национальный проект и рассчитан на то, чтобы такой аварийный фонд расселять, потому что нежелание органов власти признавать дом аварийным, не исключаю, что обусловлено отсутствием у них финансирования на такое расселение. И наша с вами задача в рамках национального проекта и того законопроекта, который вы рассматриваете сегодня, как раз таки и создать необходимую финансовую основу для принятия таких решений.

Я уже обращала ваше внимание, и считаю это очень важным, что в национальном проекте основная нагрузка на расселение аварийного жилищного фонда перенесена на федеральный бюджет, понимая, что региональным и местным бюджетам не всегда эта задача посильна.

Что касается стоимости, по которой осуществляются расчёты с теми собственниками, которые переселяются из аварийного жилья. В вашем примере 11 тыс., эта практика региона, она не подтверждается той расчётной стоимостью квадратного метра, который фигурирует в расчётах, повторюсь, между федеральным и региональным бюджетами. В этих расчётах присутствует стоимость квадратного метра, которая утверждается Минстроем. И на сегодняшний день, анализируя практику регионов и обращений регионов, мы работаем с ними, в том числе, и по пересмотру этой методики.

Что касается того: выступаем мы против или не против права на выбор между возмещением и между жилым помещением, я бы хотела обратить внимание, как я уже говорила в своём выступлении, что базовые условия Жилищного кодекса, которые фигурируют сейчас, а именно возмещение, а в случае соглашения с органами местного самоуправления это жилое помещение остаётся и никоим образом законопроектом не корректируется.

Спасибо.

Дмитрий Ионин:

– Уважаемый коллега Шеин задал правильный вопрос, то, что вы сейчас предлагаете, оно касается тех домов, которые де-юре признаны аварийными. Де-факто аварийных домов кратно больше у нас в стране и органы местного самоуправления делают всё, из кожи вон лезут, чтобы занизить износ домов и не признавать их аварийными, и не расселять их потом. Если у нас, вы говорите, что Правительство печется о том, чтобы заниматься реальным расселением аварийного жилья, выполнять поручение Президента, какие меры мы будем принимать к таким главам, которые принципиально занижают, просто рисуют у себя в кабинете на коленке цифры износа домов. Потом, когда их разоблачают, они просто говорят: да, действительно, мы должны дом признать аварийным. Будет ли Правительство делать следующий шаг, чтобы таких глав заставлять реально отвечать за свои действия, вернее, за свое бездействие по реализации указа Президента о сокращении аварийного жилого фонда?

Татьяна Костарева:

Спасибо. Безусловно, Правительство печется о программе переселения из аварийного жилья, как уверена, и депутаты. Что касается случаев, когда мы с вами видим ситуации непризнания домов многоквартирными, давайте все вместе на них реагировать, в том числе с учетом органов прокуратуры. Потому что говорить о какой-то специальной ответственности за такой вид действий, я думаю, что не приходится. Должна быть в государстве выстроена общая система ответственности в отношении должностных лиц, принимающих неправомерные решения. Спасибо.

Выступления от фракции

Олег Шеин:

– Есть смысл начать как раз с целеположения. И целеположение обозначено Правительством неверно. Снос аварийного жилья. Целеположение не может быть в этом. Целеположение заключается в том, чтобы людям, проживающим в аварийном фонде, предоставить неаварийные нормальные квартиры. И вот если мы изменим само видение ситуации, мы поймем, в чем заключается проблема. Это не отдельные недоработки на местах. Это целенаправленная политика Минстроя и ЖКХ, которая, собственно, сегодня и привела к проблемам и в Татарстане, и в Астрахани, и в других городах, когда при сносе жилья, объявленного аварийным, людям предоставляют взамен не другое жильё, а выкупную цену, на которую ничего нельзя приобрести.

Коллега Синельщиков из КПРФ меня честно удивил, он сказал: "Если рыночная стоимость 40 тыс. рублей, давайте будем давать не по 11, а по 20 тыс. рублей на квадратный метр". Почему? Очевидно, что если мы сносим аварийный фонд, люди должны иметь возможность приобрести себе другое жильё как минимум той же самой площади.

Мы видим, что поскольку Правительство не в состоянии отработать соответствующие методики на протяжении уже 15 лет с момента принятия Жилищного кодекса Российской Федерации в 2004 году, надо менять сам подход. Надо принимать норму о том, что жители аварийного фонда имеют право выбора между выкупной ценой и иным жильём как минимум той же самой площади.

Это ключевая позиция, которую отстаивает "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ", и то, что необходимо обязательно изменить при рассмотрении закона во втором чтении.

Вторая вещь.

Что касается критерия: вот у человека есть там другое жильё, поэтому мы ему будем давать другие правила. Вот у него одно жильё аварийное, мы его сносим, а другое неаварийное. А где это другое неаварийное жильё? Может быть, оно ему досталось по наследству где-то в деревне за 200 километров от города, где он реально проживает. Очевидно, что правила должны быть другими. Очевидно, что нельзя использовать такой критерий, как критерий нуждаемости, потому что он приводит к следующему. Доходы человека до 10 тысяч рублей, то есть до прожиточного минимума в расчёте на члена семьи, мы рассматриваем, как нуждающегося, а если 11 тысяч рублей на члена семьи доходы, то государство ему говорит: а ты можешь сам себе взять и что-нибудь купить либо арендовать. Эти критерии неэффективны, и они порождают огромное количество конфликтов. Я, кстати, об этом говорю с полной уверенностью, как человек, который судится в интересах жителей аварийного фонда, последний процесс у меня был выигран в этом сентябре против местной Астраханской администрации.

Следующая вещь.

Предлагается норма о том, что два года, и человека можно было отправить в маневренный фонд, только после этого он бы обретал право на компенсацию либо на иное жильё. Это означает по отношению к существующему законодательству, что на два года человек лишается права на судебное разбирательство, что сегодня он такое право обретает сразу, а в рамках предлагаемой концепции ему говорят, подожди немножко. То есть это явное ухудшение по сравнению с теми правилами, которые есть сегодня, и комитет справедливо обратил внимание на то, что в этой части необходимо закон ко второму чтению менять.

И последнее – о программе. Мы говорим о том, что уже сегодня Генеральная прокуратура вскрывает массовые факты случаев, когда дома реально аварийные, где были и технические заключения об их аварийности, местные органы власти таковыми не признавали, и, соответственно, мы ждем от Правительства ответа в рамках обсуждения данного законопроекта о том, чтобы расширить данную программу, чтобы дома, которые признаны аварийными не только в 2017 году и ранее, но и в 2018-м, в 2019 годах, также в 2020-м, также вошли в состав правительственной программы, в снос аварийного фонда с предоставлением замен – либо адекватной выкупной цены, либо иного жилья на усмотрение самих людей. Спасибо.

Галина Хованская:

– Уважаемый Иван Иванович (Мельников, Первый заместитель Председателя ГД – Прим. ред.)! Уважаемые коллеги!

Тема очень острая, которая сегодня обсуждается, у нас на фракции тоже была бурная дискуссия, но по существу, уже многие моменты действительно были отмечены, недостатки этого законопроекта, этой законодательной инициативы, но всё-таки остановлюсь ещё на том, что считаю нужным, на что обратить ваше внимание. Звучала уже эта позиция, маневренный фонд, в первом варианте даже было, на три года давайте мы людей переселять. Но, коллеги, это как раз переселение – это нарушение конституционного принципа, который заложен и в Гражданском кодексе, и в Жилищном кодексе, о предварительности. Какая может быть речь о предварительности, если мы на два года человека не обеспечиваем этим жильем? Вы понимаете, что происходит? Категорически мы против того, чтобы эта норма, если она останется, применялась во всех случаях за исключением, если речь идет об угрозе жизни и здоровью человека, только в этом случае, для спасения его жизни и жизни его семьи. Это первое замечание.

Дальше. О каком компенсационном характере идет речь, когда в этих домах полно граждан, живущих по договору социального найма? Я хочу вам напомнить, что вообще маневренный фонд, это рекомендуется 6 кв.м, предоставлять там жилье. Представьте себе картину, человек живет в двухкомнатной квартире, а ему потом говорят: давай, вот на два года и по 6 кв.м. Абсолютнейшее нарушение жилищных прав.

Дальше. Размер возмещения. Тоже, естественно, сегодня эта тема звучала. Коллеги, правительство-то, конечно, может всё, что угодно делать, но норму не меняют в самом Жилищном кодексе. Как Правительство будет действовать, если оно нарушит часть 7 статьи 32?

И то, что сегодня не звучало. Не звучало решение Верховного Суда. Это я сейчас насчет гнилых дров, кто там говорил, за гнилые дрова? Слушайте, компенсация за непроизведенный капитальный ремонт, есть решение Верховного Суда, она входит в эту выкупную цену. Кроме того, входит, естественно, стоимость земельного участка и не по периметру, мы сейчас с коллегами, с председателем комитета по госстроительству Крашенинниковым (депутат фракции "Единая Россия" – Прим. ред.), с Неверовым (депутат фракции "Единая Россия" – Прим. ред.), еще с коллегой Толстым (депутат фракции "Единая Россия" – Прим. ред.) внесли законопроект, многие тоже хотели присоединиться. Пожалуйста. У нас, правда, ограничение сейчас есть по срокам. Но мы предлагаем не принимать решение о признании дома аварийным, если земельный участок не поставлен на кадастровый учет. Почему в соответствии с законом о введении в действие Жилищного кодекса нельзя ввести дом в эксплуатацию, если не поставлен на кадастровый учет земельный участок? А почему сносить можно? Ведь был огромный период времени и уже истекший период, когда обязана была публичная власть поставить на кадастровый учёт. Так вот сделайте это хотя бы сейчас, тогда про там гнилые дрова и прочие вещи люди, может быть, не так часто будут вспоминать.

Дальше. Казань, Татарстан отличается у нас многими изысками. Приходят на наблюдательный совет, мы их спрашиваем: "Вы ставите земельные участки на кадастровый учёт?" – "Ставим". – "Как вы ставите?" – "А по периметру". Это называется минимизация выкупной цены в нарушение прав граждан. Хотя этот периметр, он возможен только в домах, где просто дом в дом. Да, такие есть дома в центре Москвы и в Петербурге. В общем-то, по стране ведь при строительстве выделялся нормальный земельный участок.

Наша законодательная инициатива, обратите на неё внимание, её нужно как можно быстрее проводить, иначе будет норма мёртвая, проектируемая в законе, мёртвой будет норма об учёте стоимости земельного участка, входящего в общее имущество, потому что до постановки на кадастровый учёт этот участок не входит в общее имущество. Я хочу, чтобы все это услышали.

Дальше. Право выбора. Коллеги, если речь идёт о человеке, у которого, кроме этого жилья, другого, благоустроенного жилья нет, ну о чём мы говорим? Мы говорим: это у нас очень популярно, пойдёшь на улицу со своими тремя копейками. Значит, право выбора должно быть за собственником аварийного жилья. Другие варианты, они уже определены Гражданским кодексом, если это другие случаи, какие-то муниципальные адресные программы, тогда там другая история, он может согласиться на очень хорошую денежную компенсацию.

Дальше идём. Подпрограмму сделали, да, я сначала радовалась, что сделали отдельную подпрограмму по ветхому жилью, ну практически это предтеча аварийного жилья. Никакого финансирования-то не предусмотрено.

Коллеги, ну давайте вспомним закон "О приватизации жилищного фонда", где четко сказано о том, что бывший наймодатель должен выполнить свои обязательства. Если будет вот так записано, никаких обязательств нет, а это как раз то самое жилье, по которому не выполнены старые обязательства государства.

И, наконец. Фонд содействия реформированию ЖКХ он у нас имеет ограниченный срок жизни, тем не менее, он берет на себя смелость вопреки Градостроительному и Земельному кодексу навязывать условия, каким образом потом использовать этот земельный участок. Господа, это просто юридический такой неприятный эпизод. Надо эти моменты нам учитывать.

Так, что, коллеги, у нас была очень бурная дискуссия, мы проголосуем в первом чтении за, но во втором, если все то, о чем я сейчас сказала, не будет учтено, голосовать категорически не будем.

Спасибо за внимание.

Центральный Аппарат партии
Телефон: (495) 787-85-15
Факс: (495) 959-35-86
Пресс-служба
партии
Раб. тел.: +7 (495) 783-98-03
Моб. тел.: +7 (916) 249-49-47
(только для СМИ)
Общественная приемная
фракции "СР" в Госдуме
Конт. тел: (495) 629-61-01
Официальный сайт Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ
Полное или частичное копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2019