О партии
Идеология
Лица
Деятельность
Пресс-служба
АнонсыКонтакты

Депутаты фракции "СР" об исполнении бюджетов социальных фондов за 2018 год

26 сентября 2019

 см. также ↓

26 сентября Государственная Дума приняла в первом чтении проекты федеральных законов № 721596-7 "Об исполнении бюджета Пенсионного фонда Российской Федерации за 2018 год", с докладом выступил председатель правления Пенсионного фонда Российской Федерации Антон Дроздов; № 721850-7 "Об исполнении бюджета Фонда социального страхования Российской Федерации за 2018 год" и № 721917-7 "Об исполнении бюджета Федерального фонда обязательного медицинского страхования за 2018 год", с докладом выступила председатель Федерального фонда обязательного медицинского страхования Наталья Стадченко. От фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" задали вопросы Федот Тумусов, Олег Шеин и Валерий Гартунг, выступил Олег Шеин.

Вопросы

Федот Тумусов:

– Уважаемая Наталья Николаевна, пользуясь случаем, я еще раз хотел бы вас поблагодарить за решение вопросов, за которые мы боролись несколько лет, я имею в виду коэффициент, который учитывает особенности северных территорий: малонаселенность и транспортные расходы. Но наша фракция последовательно выступает против страховых компаний, расходы которых сидят в бюджете Фонда медицинского страхования. Но у меня вопрос другой. Недавно на Восточном экономическом форуме прозвучало одобрение руководства страны относительно наших предложений о переходе на сметное финансирование здравоохранения в арктических, в северных районах и некоторых районах Дальнего Востока.

Как вы лично, Наталья Николаевна, относитесь к этому вопросу и насколько быстро это может быть реализовано? Спасибо.

Наталья Стадченко:

Спасибо большое, Федот Семенович, за вопрос. Но я хотела бы сказать, что в рамках закона об обязательном медицинском страховании система медицинского страхования подразумевает под собой оплату наступившего страхового случая, иными словами при наступлении того или иного заболевания или там экстренного состояния осуществляется оплата за оказанную медицинскую помощь. Сметное финансирование возможно, но это тогда и учреждения казенные и финансируются они не в рамках обязательного медицинского страхования. Спасибо.

Олег Шеин:

– Вопрос к Антону Викторовичу.

Если я правильно понял отчет, по прошлому году из федерального бюджета в Пенсионный фонд поступило на 450 млрд рублей меньше, чем в предыдущий год. Если это так, то поясните, пожалуйста.

И второе. Все-таки, сколько у нас людей ежемесячно, регулярно, на протяжении всего календарного года со своих доходов отчисляют взносы в ПФР и сколько людей отчисляют эти взносы дисперсно? То есть, условно там, сезонные работы, шесть месяцев отчисляют, шесть месяцев – нет. Сколько у нас реально в миллионах человек постоянных и регулярных плательщиков?

Спасибо.

Антон Дроздов:

– Действительно, страховых взносов поступило меньше. Если брать трансферт на ОПС, то, конечно, не на 450, это где-то на 300 и связано это с тем, что в течение года увеличилось количество страховых взносов в связи с изменением макроэкономики, роста фонда оплаты труда и дополнительных сборов ФНС.

И вторая часть, что за счет этого и за счет направления остатков, которые мы не использовали в прошлом году и, таким образом, эти остатки были направлены также на расходы фонда, поэтому трансферт был меньше.

Теперь, что касается плательщиков страховых взносов. Можно их разделить на две части – это наемные работники те, кто работает по найму и индивидуальные предприниматели. Наемных работников их, как правило, где-то у нас порядка 53, 54 млн человек постоянно платящих, и индивидуальных предпринимателей 4 млн плюс-минус. То есть, если брать в целом, то это около 60 млн человек, при этом сюда не входят те, за кого не платятся страховые взносы, но кто уплачивает подоходный налог, это военные, прокурорские работники, судьи и так далее. Более подробную информацию мы готовы предоставить, но цифры вот такие.

Спасибо.

Валерий Гартунг:

– Уважаемый Антон Викторович, у меня вопрос. К сожалению, очень часто граждане обращаются в наши приемные с жалобами на то, что неправильно начисляются пенсии. В то же время денег не хватает на индексацию пенсии работающим пенсионерам. Какую работу проводит Пенсионный фонд по автоматизации начисления пенсии, которая бы привела к исключению ошибок и снижению транзакционных издержек? Потому что все-таки Пенсионный фонд – достаточно дорогая структура. Какую работу вы ведете для того, чтобы снижать издержки Пенсионного фонда и высвобождать деньги на повышение пенсии? Спасибо.

Антон Дроздов:

Спасибо, Валерий Карлович.

По поводу ошибок и так далее. Мы в этом году особенно активно, с учетом всех перерасчетов проводим активную работу по ревизии пенсионных дел, и еще раз смотрим, как были пересчитаны пенсии, например, в 2002 году, правильно ли были установлены коэффициенты. Например, известно, что пределом был коэффициент 1,2. Вот поднимаем те пенсионные дела, где коэффициент ниже 1,2, и в обязательном порядке всё пересматриваем. Дело в том, что эти назначения производились органами соцзащиты, и мы проводим дополнительную ревизию.

Вообще в этом году вопрос носит массовый характер, в том числе и с тем, что мы перешли на новый порядок ФСД перерасчета. И в следующем году у нас план где-то в течение первого полугодия завершить эту работу и ещё раз все пенсионные дела пересмотреть, в первую очередь те, где у граждан низкие пенсии, поэтому сейчас эта работа по всей стране проводится.

Что касается расчетов пенсий, расчет пенсии осуществляется машинным образом, и мы совершенствуем постоянно свои программные продукты, переводя их на искусственный интеллект в том числе, и эта также программа будет в следующем году проходить. Но я просто хотел вам сказать, что у человека имеется право выбора. То есть у нас, допустим, если женщина имеет детей, нестраховые периоды живет на Севере, у человека существует до 14 вариантов разных расчетов пенсий, из которых он должен выбрать наиболее устраивающий. И не всегда он выбирает тот, который больше по пенсии, потому что существуют статусы, которые дают возможность получать другие льготы. Например, чернобыльцы, допустим, чернобыльская пенсия может быть ниже, а льготы за Чернобыль, они перевешивают вот эту разницу в пенсиях. Поэтому здесь проводится индивидуальная работа нами с учетом всех особенностей пенсионного и социального законодательства.

Что касается содержания фонда, то мы, во-первых, постоянно сокращаем персонал, во-вторых, оптимизируем структуру, расходы на фонд у нас держатся на уровне 1,3% от всех расходов фонда, что, в общем, в относительном выражении постоянно снижается, поэтому эта работа также проводится, и ей уделяется большое внимание. Спасибо.

Выступление от фракции Олега Шеина:

Отчет страховых фондов по итогам года – это, действительно, не дежурное мероприятие. И парламент голосует по этим отчетам, исходя, в том числе, из того, насколько курс, заданный год назад, является верным или является ошибочным. Начнем с темы Пенсионного фонда.

По итогам 2018 года коэффициент замещения сократился на четыре процентных пункта. Он был 34%, стал 30%. То есть человек, выходящий на пенсию в 2017 году, получал от своей прежней заработной платы в среднем 34%, в 2018 году – всего 30%. При этом доля пенсионных выплат в Российской Федерации по отношению к национальной экономике к ВВП также сократилась, и довольно ощутимо – с 9% к ВВП до 8%.

Почему так произошло? Нам говорят, что в Пенсионный фонд стало больше поступать денег от застрахованного населения, и увеличился на целых 10% объем тех средств, которые граждане Российской Федерации из своих заработных плат передали в Пенсионный фонд. Но одновременно с этим явлением было и другое, когда федеральный бюджет на соответствующую сумму сократил объем федеральных отчислений в Пенсионный фонд. По тем материалам, которые мы прочитали, 450 млрд рублей минус из федерального бюджета. По утверждению коллег из Пенсионного фонда – минус 300 млрд. Но мы имели совершенно целенаправленную государственную политику сокращения федеральных бюджетных отчислений при профицитном федеральном бюджете на выплату пенсий.

Что означают все эти процентные пункты? Есть мировая практика. Для того, чтобы люди могли получать достойную пенсию, доля пенсионных выплат к национальной экономике, как в Европе, должна быть 12-13%, а в Италии и 16%, а у нас 8%. То есть у нас ежегодное недофинансирование объема пенсионных выплат на четыре трлн рублей. И в этих условиях государство уменьшило в прошлом году объем отчислений из федерального бюджета, понятно, при этом ссылаясь на придуманные этим же государством законы.

Следующая вещь. Две коротких ремарки. Первое. Это по поводу прошлогодних всех разговоров про предпенсионеров, что человек, которого уволили с работы, имеет право на то, чтобы досрочно выйти на пенсию. И действительно, такое право формально в законе есть. Если его уволили по сокращению штатов, он может выйти на пенсию на два года раньше. Этим правом в прошлом году в стране воспользовалось всего лишь 20 тыс. человек, на три тыс. меньше, чем в позапрошлом, потому что правом воспользоваться нельзя. И так придуманы все эти правила оформления документов, что граждане через них протиснуться не могут.

И уж если мы здесь говорили по поводу сельских пенсионеров. У нас не отдельные профессии выпали тех людей, которые, отработав честно, добросовестно на селе по 30 лет, имеют возможность получить эти 1300 рублей выплаты, у нас целые отрасли выпали. У нас, если человек работал в рыболовецком колхозе, у него нет права на получение этой доплаты, потому что, видите ли, его колхоз был подчинен не Минсельхозу, а Росрыболовству. И по этой причине Правительство Российской Федерации и Пенсионный фонд эту отрасль целиком исключили из получателей этих 1300 рублей. Как мы за это можем голосовать?

Следующая категория – Фонд социального страхования, две вещи. Первое. Это реализация программы "Реабилитация и абилитация инвалидов". Есть отчет Счётной палаты, где говорится о следующем. По части здравоохранения выдано 2,5 млн рекомендаций, исполнено один млн, 40%. По части занятости выдано 820 тыс. рекомендаций, исполнено 420 тыс., 50%. По образованию 250 тыс. рекомендаций дано, исполнено 57 тыс. И социальной защите выдано 2 млн рекомендаций, исполнено 900. И нам говорят: а люди сами не ходят. Ну, может быть, и не ходят. Ну, что, в таком количестве разве? Людям не нужны ни лекарства, ни работа, ни социальная поддержка? И ведь это же надо анализировать и понимать, почему это произошло, но мы сегодня этого анализа, к сожалению, не видели, и без анализа, понятно, невозможно сделать рекомендации на последующий год.

Следующая вещь, о чем я с этой трибуны говорил год назад. У нас сокращается рождаемость, катастрофически падает, и в связи с этим мы не осваиваем те деньги, которые выделяем на поддержку женщин при беременности и родах. У нас в бюджете было заложено 320 млрд, освоили 290 млрд. Казалось бы, сделайте перераспределение, эти 30 млрд сэкономленных типа денег не отправляйте на счета казначейства, не возвращайте в федеральный бюджет, а увеличьте на соответствующий объем размер выплат плюс 10% для беременных женщин, для тех, кто получает пособие до достижения ребенком 1,5 лет.

Нет. Вместо этого нам рассказывают, что произошла экономия. В этом году, кстати, минус 8% рождаемость по сравнению с прошлым годом, и мы не видим никакой инициативы от Правительства и от коллег от фракции большинства по части корректировки соответствующих законов. Мы такое предложение вносили, и будем вносить, но это, опять же, не предмет обсуждения сегодня. Рождаемость падает, на рождаемости мы экономим деньги вместо того, чтобы увеличить объем финансирования.

Медицинское страхование. Показательные примеры: 1 трлн 100 млн страхование работающего населения, 600 млрд – неработающего. Но мы же слышали цифры, у нас взносы как работающего населения, даже по оценкам Пенсионного фонда, платят 60 млн. В стране, грубо говоря, живет 150 млн человек. И очевидно, что финансирование по неработающему населению должно быть в 2,5 раза больше, чем по работающему. Если по работающему 1 трлн 100, значит, по неработающему это должно быть 2,5 трлн, а мы видим не 2,5 трлн, а 600 млрд рублей – в четыре раза меньше.

Это загон системы здравоохранения в кризис и в тупик, результат мы видим в части сокращения штатов врачей, в перенагрузке по скорой помощи, в невозможности людям получить квалифицированную медицинскую поддержку, и это полностью вытекает из тех цифр бюджета Фонда ОМС, который сейчас предлагается утверждать.

И, кстати, размер подушевого финансирования по неработающему населению не увеличился. Он за год не был даже проиндексирован. Как было 3,5 тыс. рублей на человека, так 3,5 тыс. рублей на человека и осталось, тоже сегодня есть в отчетах.

"СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" как социалистическая и социальная партия будет голосовать против такого рода исполнения бюджетов, потому что они противоречат целевой задаче социальных фондов.

И что делать тоже понятно. Вытягивать людей из неофициальной занятости, и пока этот процесс практически не идет, закрывать соответствующий дефицит за счет профицита и переизбытка денег в федеральном бюджете. Спасибо.

Центральный Аппарат партии
Телефон: (495) 787-85-15
Факс: (495) 959-35-86
Пресс-служба
партии
Раб. тел.: +7 (495) 783-98-03
Моб. тел.: +7 (916) 249-49-47
(только для СМИ)
Общественная приемная
фракции "СР" в Госдуме
Конт. тел: (495) 629-61-01
Официальный сайт Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ
Полное или частичное копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2019