О партии
Идеология
Лица
Деятельность
Пресс-служба
АнонсыКонтакты

"Не будь отмашки, никто бы мне подписи не дал"

Интервью кандидата в губернаторы Петербурга Надежды Тихоновой

30 июля 2019

 см. также ↓

"Новая" продолжает знакомить с претендентами на пост градоначальника Петербурга. Надежда Тихонова, выдвинутая Партией СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ, считает, что как оппозиционному депутату ей трудно бороться с "Единой Россией" в городском парламенте, а в роли губернатора это будет значительно легче.

– Надежда Геннадьевна, почему партия выдвинула кандидатом в губернаторы именно вас?

– У нас много достойных людей – от регионального отделения мы направляли в президиум кандидатуры Алексея Ковалева, Олега Нилова, Нэлли Вавилиной и мою. Думаю, потому что я новое лицо для города, депутат-трудяга, прошедший и муниципальный уровень. В 2011 году я впервые баллотировалась в Законодательное собрание, тогда были колоссальные фальсификации, и не прошла. Нам сказали – идите в суд. И партия судилась, и я как физлицо судилась. До сих пор храню эти протоколы.

– Теперь вы решили пойти не в суд, а в губернаторы.

– В 2016 году я стала депутатом Законодательного собрания, поднимала вопросы экологии, мусорной реформы, чистоты атмосферного воздуха и водоемов. Видимо, партии показалось, что повестка актуальна для нашего субъекта. Хотя мне сложно сказать, почему именно на мне остановился выбор.

– Вам не кажется странной позиция "выдвинуть как новое лицо"? Вряд ли будущего губернатора выдвигают по такой причине. Вы вообще собираетесь победить на этих выборах?

– Я надеюсь, что будет второй тур.

– А победить?

– Я буду бороться за выход во второй тур.

– Главной угрозой в смысле второго тура называют Владимира Бортко. Вы готовы составить ему конкуренцию?

– А я и составляю конкуренцию. Если вы посмотрите по объездам, которые делает временно исполняющий обязанности губернатора Александр Дмитриевич (Беглов – Прим. ред.), то буквально последний – это расширение проспекта Энергетиков. А это моя тема, я занималась ею очень долго. У меня есть ответ чиновников, что делать там расширение нецелесообразно. А сейчас под выборы резко стало целесообразно. Или, например, тема четырех месяцев блокадников (люди, прожившие в блокадном Ленинграде меньше четырех месяцев, были лишены льгот. – Прим. ред.). Мы приняли закон, предоставляющий льготы всем блокадникам без исключения. Внес его губернатор, а депутаты наконец проголосовали. Хотя оппозиция билась за этот закон и раньше.

– Разве для "нового лица", как вы себя назвали, этого достаточно, чтобы победить?

– Сейчас идет такая агрессивная пропаганда, что к сентябрю, мне кажется, люди устанут.

Я категорически не согласна с тем, что все предрешено. Я очень надеюсь на высокую явку 8 сентября. На каждой встрече с людьми объясняю, что мы должны разбить монополию власти на муниципальном уровне, тогда никакие пресловутые фильтры нам не будут страшны.

– Кстати, о фильтре: как вы его прошли?

– Не думайте, что вы меня смутили вопросом. Получить подписи от наших депутатов и от независимых было просто. В том, что связано с депутатами от "Единой России", я прекрасно понимаю: не будь отмашки, никто бы мне подписи не дал.

– Не правильнее ли вместо слова "отмашка" сказать, что подписи вам подарил ваш соперник Беглов?

– Депутаты от "Единой России" дали подписи за мою кандидатуру и нотариально их заверили. По своей воле или нет – не знаю. Но я понимаю, что оппозиционному кандидату самому собрать подписи нереально, если не будет на это политической воли. Мы с вами живем в условиях монополии одной партии.

– Сколько ресурсов вы потратили на сбор подписей?

– 250 тысяч рублей.

– А на что, если подписи вам предоставили?

– Каждая подпись должна быть нотариально заверена. Деньги мы потратили на нотариальные услуги.

– Предположим, вы стали губернатором. Ваше первое решение?

– Первым делом губернатору нужно создавать правительство. И оно должно быть коалиционным. Нужно менять структуру управления, а самое главное – принцип принятия решений. "Единая Россия" защищает интересы монополистов, олигархов. А я представитель социал-демократической партии, и понимаю, что все это необходимо перевернуть в интересах человека.

– Что именно и как перевернуть?

– Возьмем для примера мусорную реформу. Петербург с ней не справляется. Город поделили на две части – север и юг, а выиграл один монополист – региональный оператор. И он диктует людям, сколько платить за вывоз мусора и на каких условиях. Качество услуг соответствующее. Если во главу угла ставить уровень жизни, то у нас, скорее всего, была бы конкуренция четырех операторов и люди получали бы качественную услугу за меньшие деньги.

– Сегодня мусор – модная тема. Вы считаете, для Петербурга она самая актуальная?

– Я бы назвала несколько актуальных направлений для Петербурга. Здесь и мусорная реформа, и защита зеленых зон, и создание новых. У нас нет ни одного водоема, где можно купаться. Единственная инициатива федерального уровня, которую я смогла протащить через Законодательное собрание в соавторстве с Марией Щербаковой, – это увеличение штрафов за несанкционированный сброс отходов в воду. Я пытаюсь добиться введения нормативов по уровню запаха. В Петербурге есть полигоны, промышленные зоны. Приморский район, Выборгский раньше задыхались от Новоселок, а сейчас задыхаются от асфальтового завода в промзоне Коломяги. Его надо оттуда убирать, но нет нормативов по запаху.

Вторая проблема – транспортная. Принцип развития социального транспорта должен быть таким: от окраин к центру. Чтобы комфортно жить было не только в центре города.

– Вы три года работаете в городском парламенте. Там есть и другие депутаты, которые хотят, чтоб граждане жили комфортно. Вам что, в этой работе мешает губернатор?

– Не будем забывать, что в Заксобрании три члена "СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ" и 36 единороссов. Оппозиция хорошо объединяется при голосовании, но большинство "Единой России" голосует по своим правилам. Почему – я вам сказала в самом начале: это партия, которая защищает интересы не человека, а монополистов.

– На сайте Заксобрания опубликовано всего пять ваших депутатских запросов. Как-то не очень похоже на активную защиту интересов простого человека.

– Органы исполнительной власти отвечают на депутатские запросы так, что я не вижу разницы между обычным обращением, как те, что я пишу каждый день, и официальным депутатским запросом, который утверждается ЗакСом. Депутатский запрос – это возможность выступить с трибуны, еще раз сказать о проблеме, привлечь к ней внимание прессы. Но ответ исполнительной власти все равно будет обычной отпиской. Многие запросы мне даже не удалось поставить в повестку. Но если вы посмотрите мои законодательные инициативы, то я вхожу в десятку самых активных депутатов.

– Только во всех случаях вы лишь один из соавторов вместе с другими коллегами. В том числе из "Единой России".

– А как вы считаете, легко ли оппозиционному депутату проводить нужные для людей законопроекты? Конечно, приходится кооперироваться и с "Единой Россией". Протащить альтернативный социально значимый закон очень сложно.

– Если это так сложно вместе с группой оппозиционных депутатов, как вы собираетесь противостоять парламенту в одиночку, пусть даже как губернатор? И не только ему, но и федеральному центру.

– Это трудно, но я умею преодолевать трудности, у меня есть политическая воля. Я прошла большой путь, знаю проблемы горожан и предлагаю им участвовать в их решении.

– Владимир Бортко предлагал всем конкурентам, кроме Беглова, дружно снять свои кандидатуры, чтобы эти выборы вообще не состоялись. Почему вы его не поддержали?

– Не будем забывать, что у нас проходят и муниципальные выборы. И очень важно на них показать явку. Потому что мы реально можем разбить монополию. Оппозиционным партиям удалось на этот раз договориться. Не со всеми, правда, с "Яблоком" мы не договорились, с коммунистами не договорились, но с остальными политическими силами это получилось.

– Остальные – это Партия роста?

– Не только. У нас сильны и другие политические движения, не парламентские. С "Объединенными демократами" мы распределили округа и можем разбить монополию на муниципальном уровне. А отказ от губернаторской гонки снизит явку на муниципальных выборах.

– Так вы баллотируетесь, чтобы стать губернатором или чтобы повысить явку?

– Одна из моих мотиваций – поддержать команды, идущие в муниципальные советы. Нам удается отбивать в суде отказы в регистрации, выводить проблему в поле общественного внимания. У нас идет большая команда. Причем от СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ идут не только члены партии. Так что я не вижу смысла снимать свою кандидатуру. Наоборот, если снимаешься, ты играешь на стороне партии власти. Кроме того, у нас реально есть шанс на второй тур.

– А социологи говорят, что Беглов победит в первом туре, хоть и с минимальным перевесом. Вы же знаете, как у нас считают голоса.

– Мы будем вести наблюдение. Хоть и понемногу, но процесс становится более и более открытым. Мы уже научились бороться с фальсификациями.

– Если для вас так важны муниципальные выборы, почему вы не пришли на митинг 24 июля против нарушений на них?

– На митинге была лидер регионального отделения нашей партии Марина Шишкина. Я собиралась там выступать, но Общественная палата позвала на встречу с активистами, которые собираются наблюдать за выборами. Я им сказала: ребята, я представляю конструктивную оппозицию и считаю, что создание экстерриториальных участков, я имею в виду участки в Ленинградской и Псковской областях, нужно отменить. Я подала по этому поводу жалобу в ЦИК: считаю их создание необоснованным. Они находятся далеко, это большие траты для бюджета и непрозрачная процедура. Посмотрим, что ответит ЦИК.

– Хотите, я вам расскажу, что он ответит?

– В любом случае, нам необходимо добиться, чтобы везде велось видеонаблюдение. В конце концов, на этих участках есть школы, а в школах уж точно есть интернет. Ну не убедите вы меня, что в XXI веке невозможно наладить видеонаблюдение.

– По практике мы знаем, что видеокамеры не всегда помогают.

– Согласна. Но есть важный момент. С 28 августа начнется подача заявлений на удаленное голосование. Мне кажется, реальное число тех, кто уедет на дачи в Ленинградскую или Псковскую область и захочет голосовать там, – тысяч 100. Если цифры будут больше, то мы понимаем, что это фальсификация.

– Понимаете, и что?

– Мы будем громко об этом заявлять.

– Вы уже громко заявляете о нарушениях в муниципальной кампании. Какая польза от таких заявлений?

– Мы восстанавливаем кандидатов, которым отказано в регистрации. Суды еще идут, мы с успехом отбиваемся, еще не все закончено. Где-то мы идем через Горизбирком, заставляем пересматривать решения. Своими жалобами, своими заявлениями мы привлекли внимание к определенным участкам. И надеюсь, что ЦИК, который и так захлебывается в жалобах на муниципальном уровне, одернет Горизбирком. Еще и на губернаторских выборах им скандал не нужен.

– За все время нашего разговора вы не сказали ни слова критики в адрес вашего основного конкурента – Александра Беглова. Или вы просто не держите его за конкурента?

– Если бы вы знали меня лично, вы бы, наверное, об этом не спрашивали. Говорить, я считаю, нужно о том, что я могу сделать, с чем я не согласна, что я могу изменить. Поливать конкурентов – не мой формат. Да, понимаю, мне будет сложно на дебатах. Но я надеюсь на корректность оппонентов.

– Это прекрасно, только корректно выборы вряд ли выигрывают.

– Посмотрим.

Источник: Новая газета

Центральный Аппарат партии
Телефон: (495) 787-85-15
Факс: (495) 959-35-86
Пресс-служба
партии
Раб. тел.: +7 (495) 783-98-03
Моб. тел.: +7 (916) 249-49-47
(только для СМИ)
Общественная приемная
фракции "СР" в Госдуме
Конт. тел: (495) 629-61-01
Официальный сайт Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ
Полное или частичное копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2019