О партии
Идеология
Лица
Деятельность
Пресс-служба
АнонсыКонтакты

Валерий Гартунг и Олег Нилов о налогообложении нефтегазовой отрасли

05 июля 2018

5 июля Государственная Дума рассмотрела и приняла в первом чтении проекты федеральных законов № 493989-7 "О внесении изменений в Налоговый кодекс Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных положений Федерального закона "О внесении изменений в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" (в части завершения "налогового маневра" в нефтегазовой отрасли) и № 493997-7 "О внесении изменений в статью 31 Закона Российской Федерации "О таможенном тарифе" и признании утратившими силу Федерального закона "О внесении изменения в статью 31 Закона Российской Федерации "О таможенном тарифе" и отдельных положений законодательных актов Российской Федерации" (о последовательном снижении ставок вывозных таможенных пошлин на нефть сырую, начиная с 2019 года). С докладом по данным законопроектам выступил официальный представитель Правительства РФ, заместитель Министра финансов РФ Илья Трунин. От фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" задали вопросы и выступили Валерий Гартунг и Олег Нилов.

Валерий Гартунг:

– У меня к представителю Правительства вопрос.

Первое. Анализировали ли вы последствия, скажем так, причинно-следственные связи, почему произошёл резкий рост цен на бензин? И какие статьи в себестоимости больше всего выросли, не в себестоимости, а в цене бензина? И как это повлияло на экономику независимых АЗС? Это первое.

Второй вопрос. Вы сейчас говорите о том, что налоговый манёвр нацелен на то, чтобы отказаться от широкой поддержки нефтепереработки и перейти к ее адресной поддержке. Но даже Андрей Михайлович уже сказал, что мы опасаемся того, что это приведет к монополизации рынка. Сейчас у нас монополизация розницы идет за счет банкротства независимых A3С, теперь приведет к монополизации нефтепереработки.

Дальше. Не бьются цифры, которые вы здесь говорите.

Вы сказали, что примерно на целых три и три десятых триллиона рублей в год мы недополучим от этих законов. Но в то же время цифры, которые в пояснительной записке, другие. Хотелось бы пояснить, где все-таки четко обозначено, какие цифры, какие альтернативные варианты вы рассматривали? Я вам лично презентовал наше предложение, как это делается в Китае, где введен дифференцированный возврат НДС экспортерам сырья, и там нефтегазовый сектор точно также администрируется.

Рассматривали вы этот вариант как альтернативный тому налоговому маневру, который вы сейчас нам предлагаете?

Спасибо.

Илья Трунин:

– Спасибо, Валерий Карлович. Попробую по порядку, но с конца.

Первое. Про НДС и отмену возврата НДС экспортерам. Я много раз говорил, что мы не считаем этот вариант эффективным по многим причинам.

Во-первых, мы считаем, что надо поддерживать экспорт. Надо поддерживать экспорт из России, необходимо развивать экспорт, конечно же, мы хотели бы, чтобы у нас рос не сырьевой, но сырьевой тоже экспорт и не надо его каким-то образом дискриминировать по сравнению с другими видами экспорта.

Более того, нам кажется, что это иллюзия, что, если мы отменим возврат НДС экспортерам, особенно в условиях такого рынка крупных экспортирующих компаний как нефтяные, что весь этот условный эффект, который мы получим от не возмещения НДС экспортерам, будут понесены этими экспортерами, ведь мы им возмещаем НДС, который ими уплачен своим поставщикам. Если мы его не будем возмещать, то он весь переложится не на нефтяные компании, а на их поставщиков всего-навсего.

Поэтому эта мера очень спорная и не соответствует нашим представлениям о том, как необходимо строить налоговую систему.

Далее. Какие причины роста цен на бензин, который происходит в этом году.

У нас рынок нефти и нефтепродуктов конкурентен. У нас есть экспортный паритет. Федеральная антимонопольная служба, которая контролирует отсутствие сговоров, иных негативных эффектов монополии на внутреннем рынке, смотрит также уровень внутренних цен по экспортному паритету. Мы в этом году видели наложение двух факторов. С одной стороны, резкий рост цен на мировых рынках, с 50 до 75 долларов за баррель.

Во-вторых, действие бюджетного правила, когда мы не дали своими действиями, опять же в целях предотвращения "голландской болезни" и поддержки иных экспортеров, не нефтяных, мы удержали курс на уровне выше 60 рублей за доллар. Соответственно, рублевая цена нефти и экспортного паритета на внутреннем рынке тоже выросла. И мы получили рост цен на нефть. Поскольку государство имеет дополнительные ресурсы и от роста цен, и от низкого курса, мы готовы их направить на поддержку уровня внутренних цен на его снижение, что мы отразили и в принятом сегодня законе о снижении акцизов, и в том механизме, который предусмотрен в законопроекте, направленном на автоматизацию этого процесса в выделении отрицательных акцизов на поддержку внутренних цен на нефть.

Происходило то же самое в последние три года. В период низких цен мы изымали доходы за счет высоких акцизов. Сейчас мы ими делимся обратно с рынком нефтепродуктов путем снижения акцизов.

Что касается различных цифр, я когда говорил про 1 триллион 100 миллиардов дополнительных доходов за шесть лет, это те дополнительные доходы, которые с учетом всех компенсирующих мер получит бюджетная система.

Что касается субсидий, то речь идет не об общей величине экспортных пошлин или НДПИ, а только о разнице пошлины на нефть и пошлины с корзины нефтепродуктов, которые получает в свой карман нефтепереработчик, перерабатывая нефть и экспортируя не сырье нефтяное, а корзину выработанных нефтепродуктов. Вот, собственно, об этих цифрах идет речь.

По вопросу монополизации. С нашей точки зрения, монополизации не произойдет, потому что у нас есть 29 крупных заводов. Они все, кроме одного, принадлежат крупнейшим российским нефтяным компаниям. Сосредоточение нефтепереработки в каких-то одних руках, с нашей точки зрения, таких стимулов для этого нет.

Более того, что касается не очень крупных независимых НПЗ, а они существуют, которые не принадлежат крупным нефтяным компаниям, у которых нет собственной добычи, именно на их поддержку направлена норма о соглашениях о модернизации. Если они продолжат модернизацию переработки и будут выполнять принятые на себя условия, они получат компенсирующий акциз на сохранение действующих условий переработки и в случае выполнения также выйдут на те параметры, которые уже достигнуты теми НПЗ, которые к настоящему времени модернизировались. Спасибо.

Выступление Валерия Гартунга:

– Уважаемый Иван Иванович (Мельников, Первый заместитель Председателя ГД – Прим. ред.)! Уважаемые коллеги!

Прошу у всех внимания, сейчас я буду о цифрах говорить.

О чем идет речь в этом законопроекте, в этих двух законопроектах? На самом деле, принимая эти законопроекты, мы перенаправляем финансовые потоки на рынке, который сегодня оценивается суммарно примерно в 27 триллионов рублей в год. Откуда эти цифры: 17,5 триллиона рублей – это рыночная стоимость добытой нефти за год, и 10 триллионов – это доходы от газа. Я взял рыночные цены на данный момент и объемы добычи.

Здесь было сказано о том, что эти доходы – 27 триллионов рублей, дескать, уже идут, изымаются в виде природной ренты, идут на пенсии. Напоминаю, Андрей Константинович (Исаев, депутат фракции "Единая Россия" – Прим. ред.) сегодня выступал и говорил, что очнитесь, ребята, ренту мы уже изымаем давно, и она идет на пенсии. Из 27 триллионов рублей в год только 3,5 идет – это 12%. Андрей Константинович, где остальных 88%?

Хороший вопрос. Может быть, вы действительно знаете, где они, оставшиеся, вы, наверное, знаете, но только почему-то большинство граждан России этого не ощущают. Может быть, действительно эта природная рента многие годы изымается, и мы думаем, что она изымается, но не в те карманы, видимо. И узок круг этих людей, в чьи карманы она изымается. А мы-то как раз хотим, чтобы все граждане России почувствовали, что они живут в богатейшей стране мира по природным запасам на душу населения.

Так вот, о чём же речь в этих законах, которые мы сегодня принимаем? Представитель Правительства сказал, вы знаете, мы же налоговых льгот за предыдущие годы уже раздали 11 триллионов, из них только на переработку, куда должны были они пойти, пошло только три, а восемь растворились где-то. Вместо того, чтобы спросить с тех, а где же эти восемь, что они теперь предлагают? Они теперь предлагают ещё больше денег в эту отрасль дать. Вдумайтесь только, что сейчас у нас происходит и что будет после принятия этих законов.

Сейчас ведь как происходит, до начала налогового манёвра, сейчас уже как бы этот процесс запущен, основной доход государство получало, когда изымало сверхприбыли нефтяных и газовых компаний, забирая в виде экспортной пошлины ту надбавку, которую они получали, из-за того, что чрезвычайно высокая была цена на нефть. Почему про газ говорю, потому что цены на газ привязаны к нефтяной корзине, автоматически с лагом с каким-то они растут. И это было справедливо, потому что нет никакой заслуги у нефтяников или у газовиков в том, что цена на нефть такая высокая. Это конъюнктура, это такой рынок, он больше спекулятивный, и государство эти доходы изымало. Мы называем это природной рентой. Мы считаем, что не в полном объёме изымало, и надо было дальше по этому пути идти. Рынок так устроен, что если ты добываешь нефть и у тебя есть два потока – на внутреннюю переработку или на экспорт – то ты всегда будешь направлять поток туда, где выгоднее. Тем более, что Правительство прямо декларирует принцип равной доходности, сейчас они об этом и говорят.

Когда мы изымали на экспорте доходы, мы фактически снижали незаработанный доход на экспорте и просто заставляли переработчиков, добывающие компании держать низкие цены на внутреннем рынке, потому что нельзя их сильно завысить, потому что на экспорте у вас доходность будет ниже.

Сейчас мы экспортную пошлину обнуляем, это значит, что доходы на экспорте не будут ограничены, это значит, что возможности для повышения цен на внутреннем рынке тоже не будут ограничены.

Налоговый манёвр начался не сегодня, он четыре года назад начался, и за четыре года экспортные пошлины уже снизились и доходность нефтяников и газовиков уже выросла при экспорте. Теперь они решили подогнать свою доходность на внутреннем рынке, но здесь же получатся, независимые компании ещё, независимые АЗС, независимые переработчики, и они мешают поднять эти цены на внутреннем рынке. Что тогда они предложили, нефтяники? Наше Правительство, конечно же, придумало: а давайте-ка мы теперь будем не всем компенсировать на внутреннем рынке выпадающие доходы, а только избранным. И эти независимые переработчики с рынка уйдут.

Представитель Правительства сказал (всего 29 крупнейших заводов, один из них только независимый, все остальные крупным компаниям принадлежат), дескать, это не приведёт к росту цен.

Коллеги, сколько у нас крупных компаний, которым они принадлежат? Это не монополия, это называется олигополия, когда несколько участников рынка контролируют весь рынок. То есть теперь они всю переработку, если до этого они где-то 90% контролировали, теперь будут 100% контролировать и всю розничную сеть, абсолютно всю.

Я задавал вопросы представителю Правительства: а почему цены на бензин выросли? Вы посмотрели составляющие, как изменилась ситуация с раскладкой в цене всех составляющих? Получается, что сейчас розничное звено в серьёзном убытке на каждом литре. И получается, что независимые АЗС просто разоряются – это очевидная вещь. Даже поступали предложения: давайте-ка мы разрешим спиртным торговать, чтобы они там как-то поддерживали свои доходы, и они оставались на рынке. Давайте, им ещё наркотиками разрешим торговать, тогда они вообще будут в шоколаде. А ведь самое-то простое решение – не дать их задушить.

Что делает Правительство? Эти законы, которые сейчас принимаются, как раз предлагают задушить всю независимую розницу и переработку. При этом, что придумало Правительство? Но вы понимаете, олигополия, да, цены сейчас взлетят. Чтобы цены не взлетели, этим избранным компаниям из бюджета будут доплачивать ещё больше. То есть раньше как делали? Чтобы доходность на внутреннем и на внешнем рынке была одинаковая у нефтяника, у него излишки от продажи изымали. Что теперь будут делать? Чтобы у него была равная доходность и на внешнем и на внутреннем, ему будут доплачивать из бюджета, чтобы он заработал ещё достаточно на внутреннем рынке, а то ведь так на внешнем он гораздо больше зарабатывать будет, потому что мы же экспортную пошлину убрали.

Коллеги, как за это можно голосовать, в то время, когда мы поднимаем пенсионный возраст, поднимаем НДС, и мы все эти деньги собираем? Теперь понятно, куда эти деньги собираются целенаправленно. Бедным нашим нефтяникам не хватит денег из бюджета, поэтому – и НДС, и повышение пенсионного возраста.

Мы категорически против этого закона и призываем вас последовать нашему примеру. Спасибо.

Олег Нилов:

– Уважаемый Иван Иванович (Мельников, Первый заместитель Председателя ГД – Прим. ред.)! Уважаемые коллеги!

В этом зале не раз предлагалось присваивать имя собственное законам, реформам, каким-то судьбоносным решениям. В очередной раз убеждаемся, что это действительно важно и нужно. Сегодня хотелось бы спросить у тех авторов, у каждой реформы есть конкретный персональный идеолог, авторов может быть несколько, но идеолог есть, кто допустим, автор налогового маневра? Кто автор бюджетного правила? Давайте называть фамилии. Кто автор балльной пенсионной системы? Есть автор, есть фамилия? Народ хочет и должен знать, и депутаты должны знать. Для чего?

Конечно, Илья Вячеславович Трунин – весомая фигура. Но я считаю, что не вы автор этих самых предложений, маневров. Понимаете, маневры – это учения. Только вот, когда учения проходят на судьбах миллионов граждан, на судьбах страны, это недопустимо, тем более, если авторы этих маневров уже один раз, что называется, опростоволосились и подвели, как народ говорит, под монастырь. Поэтому назовите, если можете, кто конкретный автор этой очередной идеи.

Теперь в защиту интересов. Да, монополисты подняли на 10-12% цены, Правительство бегом к ним навстречу: давайте сейчас мы вам понизим, улучшим и расширим ваши возможности. А народу кто пойдет навстречу? Вот только говорили, 200-300 миллиардов уже из карманов народа, бизнеса транспортного, аграрного вытащили. Кто пойдет навстречу и кто компенсирует? Есть четкое, конкретное предложение: отмена транспортного налога. Давайте компенсируем людям хотя бы таким способом то, что вытащили из карманов.

Второе. Где гарантии, что это не повторится через год? Вы сейчас проведете все, убаюкаете, уговорите нас, хотя не уговорите, мы будем голосовать против. "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" принципиально не доверяет уже этим вашим маневрам. Поэтому наше предложение. Закон внесен вчера – ограничить рост цен на топливо по году процентом инфляции. Помните, сколько мы мучились с тарифами ЖКХ, растущими в разы. Давайте сейчас здесь это сделаем, и тогда народ будет знать, что в следующем году, несмотря ни на какие результаты ваших реформ, цены не вырастут больше, чем на процент инфляции. Спасибо.

Центральный Аппарат партии
Телефон: (495) 787-85-15
Факс: (495) 959-35-86
Пресс-служба
партии
Раб. тел.: +7 (495) 783-98-03
Моб. тел.: +7 (916) 249-49-47
(только для СМИ)
Общественная приемная
фракции "СР" в Госдуме
Конт. тел: (495) 629-61-01
Официальный сайт Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ
Полное или частичное копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2019