О партии
Идеология
Лица
Деятельность
Пресс-служба
АнонсыКонтакты

Валерий Гартунг о совершенствовании целевого обучения

29 марта 2018

 см. также ↓

29 марта Государственная Дума рассмотрела и приняла в первом чтении проект федерального закона № 352780-7 "О внесении изменений в Федеральный закон "Об образовании в Российской Федерации" в части совершенствования целевого обучения". С докладом по данному законопроекту выступил официальный представитель Правительства РФ, статс-секретарь – заместитель Министра образования и науки Российской Федерации Павел Зенькович. От фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" задал вопрос и выступил Валерий Гартунг:

Валерий Гартунг:

– У меня к представителю Правительства несколько вопросов.

Первый вопрос. По тексту законопроекта, когда мы смотрим на сферу применения этого закона, здесь перечисляются хозяйственные общества, акционерные общества, где есть доля субъекта Российской Федерации, но не указан процент: какая доля. Там может быть и одна сотая, может быть одна акция, может быть 25%.

Дальше. Когда квоты устанавливаются, здесь пункт 2, понятно, что за счёт бюджетных ассигнований, если субъекта Федерации, квоту устанавливает субъект Федерации, если федеральный бюджет – Правительство. А когда компания с госучастием, кто квоты устанавливает? Ничего здесь про это не сказано, а на самом деле гораздо больше хозяйствующих субъектов. То есть это как бы сфера применения закона госкомпаниями может использоваться гораздо больше, чем бюджет.

Павел Зенькович:

– Спасибо большое, Валерий Карлович.

Во-первых, что касается доли, то доля любая.

Что касается госкомпаний и бюджетов, я хотел бы ещё раз пояснить. Субъекты Федерации, их бюджеты, и почему устанавливает Правительство в случае, если это федеральный бюджет и субъекта, это в зависимости от того, кто финансирует бюджетные места. То есть у нас есть вузы федеральные, которые в основном финансируются федеральным бюджетом. Так сказать, у нас 500 вузов государственных, из них, если не ошибаюсь, порядка 350, чуть меньше – это те, которые финансируются через Минобрнауки, и есть другие, но это в зависимости от того, кто финансирует бюджетные места.

У нас госкорпорации бюджетные места не финансируют, то есть у них могут быть свои программы, когда они оплачивают обучение каких-то своих студентов и заключают насчет этого договор с вузом, но это совершенно другая история. Мы сейчас говорим о выделении квоты как бы посреди бюджетных мест. Бюджетные места оплачиваются бюджетами – федеральным или субъектовым. Вот об этом идет речь.

Что касается госкорпораций, то именно поэтому, когда мы работали над этим законом, мы расширили сферу, в том числе на госкорпорации, и в том числе на сферу оборонно-промышленного комплекса, чтобы постановление Правительства, которое будет готовиться совместно со всеми профильными министерствами, учитывало, в первую очередь, потребности рынка труда, потребности экономики, потребности госкорпораций и закладывало квоты и бюджетные места по специальностям как раз исходя из их интересов. Эти документы будут готовиться в первую очередь, исходя из интересов этих корпораций и интересов экономики. Спасибо.

Выступление Валерия Гартунга:

– Уважаемый Александр Дмитриевич (Жуков, Первый заместитель Председателя ГД – Прим. ред.)! Уважаемые коллеги!

Наша фракция поддерживает этот законопроект, потому что он хоть как-то регламентирует существующее положение вещей, и это попытка Правительства навести в этой отрасли порядок. Мы это направление поддерживаем.

По тексту законопроекта есть замечания, которые устранимы во втором чтении. В частности, нечетко обозначено, что имеется в виду, когда речь идет о финансировании. Я, когда читал закон, понял, что речь идет о финансировании этих целевиков. А вы же объяснили, за счет какого бюджета программы финансируются. А это две разные вещи. Понятно, да? Соответственно, нужно одно слово оставить, что финансируемые программы, тогда будет все понятно по тексту, чтобы любой, кто прочитал, ему было понятно, о чём идёт речь, кто финансирует.

Следующее. Если речь идёт в той интерпретации, о которой вы сказали, что речь идёт только о бюджетных местах, тогда у меня гораздо больше вопросов возникает к законопроекту, и вообще к этой системе целевого обучения, которая сейчас у нас функционирует.

Что же получается?

У нас 70% российской экономики под государственным контролем. Причём госкомпании, госкорпорации работают на открытых рынках, конкурируют с частным бизнесом, получают при этом госзаказы, у них приоритет в получении госзаказов.

Как мы знаем, в декабре мы внесли поправку в 223-ФЗ, где мы теперь выводим из-под госконтроля сделки между взаимозависимыми лицами, они получают субсидии в соответствии с законами о госкорпорациях просто в виде взносов в уставный капитал на определённые проекты. Мало того, теперь они за счёт бюджета ещё и свои кадры будут обучать.

То есть, получается, а где конкуренция-то? А как частный рынок, частный бизнес будет конкурировать? Каким образом частный бизнес будет свои проблемы решать? Ведь только благодаря конкуренции мы хоть как-то ещё можем свести концы с концами. Если у нас вообще никакой конкуренции не будет, и мы дальше в этом направлении будем двигаться, у нас вся экономика станет государственной.

От чего ушли в 1989 году, к тому и возвращаемся, коллеги. К чему идём-то? Мы опять придёт к пустым полкам, опять вот к таким ценам на нашу продукцию, которую никто за такие деньги не купит. И что мы будем опять делать? Опять у нас новая приватизация начнётся. Да? Опять мы ваучеры раздадим. И опять обманем граждан. Сколько можно на эти грабли наступать? Может быть, мы сейчас уже начнём какие-то движения в этом направлении?

Теперь, что касается темы, которая регулирует этот закон – о целевом приёме.

Я уже говорил с этой трибуны, что на самом деле кадровые проблемы можно решить другим способом. Нужно компенсировать предприятиям затраты на переобучение и подготовку кадров. И, в том числе, причём неважно, в какой форме собственности находится это предприятие, распространить эту практику и весь этот закон на все предприятия всех форм собственности, и распространять целевой прием не только на те специальности, которые финансируются за счет бюджета, но и в частных вузах.

А деньги, которые заказчик целевого обучения платит вузу, обучающему учреждению, компенсировать из федерального бюджета. Мне кажется, такой механизм будет более правильным, он будет более справедливым. И если участник рынка, который заказал подготовку специалиста, не угадал с потребностью на рынке, он за это платит штрафы, причем любой, не только госкомпания или госкорпорация. Тогда все будут в равных условиях, тогда все будут точно считать деньги, заказывать только тех, кто им нужен и, соответственно, будут бороться на конкурсной основе, как вы справедливо сказали, целевики между собой будут бороться. Он будет выбирать самых лучших, в школах отбирать, они точно пройдут отбор, что сейчас частные компании уже делают.

Сейчас что делают частные компании? Чтобы конкурировать на мировых рынках, они со школьной скамьи отбирают абитуриентов, оплачивают им все за счет своей компании, потом им обучение в вузе оплачивают, потом после вуза они приходят на предприятие, оказывается, они ничего не умеют, их надо по новой всему обучать. Даже те инженеры, которые прошли полное обучение, те программы, по которым они учились, они уже устарели за время обучения, за четыре года прогресс ушел вперед, и совсем другие программы используются на передовых предприятиях. Они снова обучаются.

Что получается? Этот специалист за счет компании обучается много лет, получает хорошую специальность, а потом ему через три года другой конкурент дает денег, зарплату больше на 20%, и он спокойно уходит, и все деньги, которые потратила частная компания на обучение этого специалиста, потрачены. То есть за счет частных компаний мы выполняем государственную функцию обеспечения экономики высококвалифицированными кадрами, но бюджет в процессе никак не участвует.

Поэтому я бы хотел, учитывая, что здесь у нас представитель Правительства, чтобы вы нас услышали, и если есть возможность, всё-таки переработать во втором чтении, можно в рамках этого закона переработать, распространить, это уже конкретные предложения, не знаю, как вы к этому отнесетесь, но необходимо расширить сферу применения этого закона на все субъекты. Дальше определить в бюджете деньги на компенсацию расходов на целевое обучение, чтобы не только у госкомпаний и у госкорпораций была такая возможность, но и у других компаний. И если они в таких же равных условиях не смогут конкурировать, они будут просто платить штрафы точно также, как заложено в этом законе.

И, конечно же, сферу применения этого закона распространить не только на специальности, которые за счет бюджета, да, но и на платной основе, потому что у нас, к сожалению, сегодня государство просто не в состоянии уследить за изменениями рынка труда, не в состоянии, никогда не уследит, за этим следят только участники этого рынка труда – это предприятия.

Поэтому просьба прислушаться к нашим предложениям. А концептуально мы поддерживаем, мы считаем, что предложения в рамках обозначенной темы правильные, и мы надеемся, что во втором чтении вы всё-таки прислушаетесь к нашим предложениям и доработаете закон для того, чтобы он стал более актуальным.

Спасибо.

Центральный Аппарат партии
Телефон: (495) 787-85-15
Факс: (495) 959-35-86
Пресс-служба
партии
Раб. тел.: +7 (495) 783-98-03
Моб. тел.: +7 (916) 249-49-47
(только для СМИ)
Общественная приемная
фракции "СР" в Госдуме
Конт. тел: (495) 629-61-01
Официальный сайт Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ
Полное или частичное копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2019