О партии
Идеология
Лица
Деятельность
Пресс-служба
АнонсыКонтакты

Анатолий Грешневиков об итогах Года экологии в РФ

19 января 2018

На пленарном заседании Государственной Думы 19 января от фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" с десятиминутным заявлением по актуальным социально-экономическим, политическим и иным вопросам выступил Анатолий Грешневиков:

– Уважаемые коллеги, Год экологии в России печально завершен, начался он, как я говорил с этой трибуны, с закрытия единственного детского журнала о природе "Муравейник", а завершился ликвидацией старейшей в России "Лесной газеты" и популярного экологического журнала "Природа и человек".

"Лесная газета" больше не будет критиковать Лесной кодекс, открывший путь к разграблению лесов, у нее отняли подписчиков. А журналу "Природа и человек" Роспечать отказала в необходимой господдержке.

Мои обращения к Председателю Правительства Дмитрию Медведеву с призывом спасти последние экологические издания не нашли поддержки. Воспитывать общество в любви и сбережении природы теперь будем только докладами с высоких чиновничьих трибун.

В начале Года экологии Президент страны дал Правительству ряд поручений по изменению экологического законодательства. Поручения не выполнены. Нет, и не будет закона о Волге. Премьер Медведев забыл не только поручение Президента, но и собственное обещание, данное в этом зале, что закон об оздоровлении реки Волги будет разработан в 2017 году.

На мои два письма-напоминания Медведев не ответил, а министр природных ресурсов Сергей Донской вначале обещал в августе внести законопроект, а затем в ноябре его зам Светлана Радченко сообщила, что вместо закона будет программа "Сохранение и предотвращение загрязнения реки Волги". Однако ни одна самая хорошая программа не в состоянии заменить законы и отрегулировать процессы сохранения и развития великой русской реки.

Только закон может закрепить понятие Волжского бассейна и его территории, определить правила, права и обязанности расположенных на территории бассейна регионов по принятию и исполнению решений, связанных с изменением водозабора и водного режима Волги и компенсацией негативных экологических последствий.

Только закон должен определить права и обязанности регионов по осуществлению сквозного и направленного мониторинга состояния водной среды бассейна и предупреждению трансграничных последствий загрязнений, определить ответственность и разделение издержек федерального бюджета, бюджетов регионов в бассейне Волги и эксплуатирующих предприятий за транспортную эксплуатацию и восстановление водного пути, содержание водохранилищ Волжско-Камского каскада, определить перечень исторических ландшафтов и мест, связанных с руслом Волги, и основных притоков, имеющих особое значение для российской культуры и истории.

Мы обсуждали на Комитете по экологии выделение средств на программу по предотвращению загрязнения Волги. Средства значительные, но идут они вовсе не во все волжские регионы и на строительство очистных сооружений и даже не на подготовку проектно-сметных документаций для предприятий, загрязняющих Волгу, а на расчистку русел.

Заверения Медведева на совещании в Волгограде по предотвращению загрязнения Волги остались гласом вопиющего в пустыне. Цитирую: "Нужно в первую очередь запустить строительство, модернизацию очистных сооружений ЖКХ, внедрить на предприятиях наилучшие технологии по очистке сточных вод, а на вредных производствах в обязательном порядке установить современные автоматизированные системы контроля". Глава Правительства даже повторил: "Это то, что нужно сделать в первую очередь". Что ему помешало выполнить сказанное, чтобы запланированные миллиарды направить именно на эти цели, непонятно.

Между тем, в Волгу сбрасывают уже не пять кубических километров сточных вод, как в прошлом году, а почти семь. И только 10% очищено по нормативу. Загрязнена не только вода, но и почва вокруг реки.

Водоохранные зоны уже сами превращены в мощный источник загрязнения. Кроме фосфорных и азотных отравлений, в Волге обнаружено множество неконтролируемых источников загрязнения. Необходимо узаконить регламент хозяйственной деятельности и водопользования в водоохранной зоне.

В Год экологии провалена "мусорная" реформа. О провале москвичи узнали не от экологов, критикующих Правительство за отсутствие стимулирования регионов заниматься переработкой отходов, а от запаха гнили и сероводорода, источник которого лаборатория Росприроднадзора и МЧС неделю не могли установить. Оказалось, травит город (ПДК сероводорода превышены были в три раза) известная свалка в Балашихе, на рекультивацию которой выделено аж четыре миллиарда рублей.

Выявлять источники загрязнения атмосферного воздуха в отсутствие должного экологического мониторинга, ликвидации 80% лабораторий Росгидромета и бывших СЭС в настоящее время затруднительно. Потому сообщение из Европы о том, что там в 36 странах зафиксировано наличие радиоактивного рутения 106, застало нас врасплох. Росгидромет признал, что выброс рутения зафиксирован на Южном Урале и концентрация его у нас превышена в десятки раз.

В России осталось всего 22 станции, которые могут зафиксировать подобные выбросы. Это мизер. В одной Москве за год выбрасывается в воздух 38 тысяч тонн оксидов азота и почти 8 миллионов тонн углекислого газа, а станций единицы.

Премьер Медведев одобрил закупку в Японии пяти мусоросжигающих заводов – четыре для Москвы, один для Казани. Стоимость заводов 150 миллиардов рублей. Вместо того, чтобы строить мусороперерабатывающие предприятия и из отходов делать вторичное сырье, скажем, из шин материал для строительства дорог, а из пластика спортивную стрейч-пленку, скамейки и заборы, мы пойдем по устаревшему пагубному пути.

Закупив в советское время в Германии, Франции и Дании мусоросжигающие заводы, установив их в Москве, Киеве, Харькове, Сочи, Мурманске, мы их почти все срочно остановили. Оказалось, заводы, сжигая мусор, выбрасывают в воздух диоксины и фураны, вызывающие онкологические заболевания. Содержание вредных веществ превышало ПДК в 300 раз, сегодня мы закупаем японские технологии чуть лучше прошлых немецких, так как технология та же стандартная – одноступенчатое сжигание. И если учесть, что в российском мусоре сегодня содержание хлора 76%, это, в основном, целлофан и пластмасса и это всё не годится для мусоросжигания, то заводы отравят нас крайне опасными ядовитыми веществами.

В Год экологии определена окончательная фиксация гибельного пути лесной реформы. Темпы грабежа леса уже фантастичны и необратимы. По данным Генпрокуратуры ущерб от варварского использования леса составляет уже не 40 миллиардов, а 70. Год экологии продемонстрировал начало изъятия олигархами и вороватыми чиновниками, благодаря лесной амнистии, тех лесных и заповедных участков, где были спорные границы.

Среди самых громких скандалов – воровство у природного заказника "Павловская слобода" в Подмосковье восьми гектаров заповедной земли. В целом в Московской области отнята у ОПТЭ тысяча гектаров и понятны предпосылки грабежа. Закон принят, а требуемые 11 миллиардов рублей для установления границ лесных участков госбюджетом не предусмотрены.

Недавно МПР запланировала небольшую сумму для определения и сохранения границ лесничеств, но ни копейки не выделяет на эти цели для заповедников. По-моему, это преступный подход. Подмосковная заповедная земля стоимостью в 20 миллиардов долларов уже изъята и переоформлена.

Но самым трагическим итогом Года экологии стало открытое уничтожение системы заповедного дела. В начале года, как я уже докладывал в Думе, в Минприроде была уволена вся команда крупных учёных из Департамента ООПТ во главе со Степаницким, а в конце года начались кадровые чистки в самих заповедниках.

Недавно расправе подвергся директор ФГБУ "Заповедное Прибайкалье", управляющий Байкало-Ленским заповедником, Прибайкальским национальным парком и двумя федеральными заказниками – "Тофаларский" и "Красный Яр" – Михаил Яблоков. Это яркий учёный, кандидат биологических наук. Вначале он поднял на высокий международный уровень заповедник "Полистовский" на Псковщине, затем его направили на Байкал, и там он поднял заповедник на высокий уровень. Но вместо благодарности его уволили без объяснения причин в тот момент, когда он справился с большими пожарами, а МПР отказалась компенсировать ему положенные затраты в размере 45 миллионов рублей.

В конце сентября уволилась замдиректора по научной работе ФГБУ "Национальный парк "Русская Арктика" Мария Гаврило – крупнейший орнитолог, мировой эксперт и руководитель международных проектов "Сохранение арктического биоразнообразия", а чинят все эти расправы над учёными с мировым именем пристроенные в МПР спецы из "Олимпстроя".

По поручению Президента в этом году, в Год ОПТЭ, в России должно было появиться семь новых заповедников, но их нет. Между тем, все они по утверждённой в 2011 году концепции должны были давно работать.

Заповедник "Васюганский" – в 2013-ом, национальный парк "Ладожские Шхеры" – в 2012-ом, "Хибины" – в 2015-ом, "Кодар" – в 2016-ом, "Ленские столбы" – в 2015-ом, "Зигальга" – в 2014-ом.

Лишь безответственность и равнодушие помешали чиновникам Минприроды, у которых на столе два года лежит вся документация, создать, например, заказник "Соловки". Теперь "Соловки" превращаются в дикий туристический кластер, уничтожающий уникальную экосистему острова и монастырскую уединённость.

В МПР всё чаще практикуются мероприятия по перестройке заповедных мест. Там либо отрезается часть территории, либо незаконно застраивается. Так, 27 июня МПР приняла новое положение о нацпарке Мещерский, более чем в два раза сократив площадь ОПТЭ. Большая часть этой территории была передана в зону хозяйственного назначения, где допускается охота, а также строительство жилых объектов и дорог.

Заместитель министра Керимов согласовал проект нового положения о госзаказнике Курганский. Там теперь допускается строительство любых линейных объектов. Керимов забыл, что Курганский – уникальный природный объект, подпадающий под юрисдикцию конвенции о защите морской среды Балтийского моря и конвенции о водно-болотных угодьях, имеющих международное значение. Министерство финансов в год экологии и в год ОПТЭ тоже демонстрирует свою безответственность. Из его недр в Минприроды поступило 28 сентября вредное решение, все новые заповедники в России больше не будут создаваться за счёт государства. Развитие системы ОПТЭ должно финансироваться, включая капиталовложение из внебюджетных источников, от деятельности, приносящей доход. Эта весьма опасная позиция также входит в противоречие с действующим законодательством, поскольку создаваемые государственные бюджетные учреждения по своей юридической сути должны не зарабатывать для Минфина деньги любыми способами, а выполнять возложенные на них функции, охранять, изучать, просвещать.

Исходя из того, что Минприроды в год экологии и в год ОПТЭ занималась всем, чем угодно, только не выполнением поручений Президента, необходимо, видимо, переименовать Минприроды в министерство уволенных губернаторов, родственников олигархов и пристроенных спецов "Олимпстроя".

Спасибо за внимание.

Центральный Аппарат партии
Телефон: (495) 787-85-15
Факс: (495) 959-35-86
Пресс-служба
партии
Раб. тел.: +7 (495) 783-98-03
Моб. тел.: +7 (916) 249-49-47
(только для СМИ)
Общественная приемная
фракции "СР" в Госдуме
Конт. тел: (495) 629-61-01
Официальный сайт Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ
Полное или частичное копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2018