ОСВОБОДИТЬ НАРОД ОТ БАНКОВСКОГО ГНЕТА

Документы

Стенограмма пленарного заседания Экспертного совета фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ"

21 марта 2014

Государственная Дума, Малый зал

17 февраля 2014 года

Председатель: Емельянов М.В. – первый заместитель руководителя фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ"

Повестка дня: "Основные направления совершенствования законодательства Российской Федерации"

ОГЛАВЛЕНИЕ:


Докладчики и порядок проведения пленарного заседания:

    1. Емельянов М.В. – Председатель Экспертного совета – открытие заседания стр. 4 – 4

    2. Миронов С.М. – Председатель фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" – вступительное слово стр. 4 – 6

    3. Гринберг Р.С. – академик РАН директор Института экономики РАН стр. 6 – 8

    4. Некипелов А.Д. – академик РАН, директор и организатор Московской школы экономики МГУ стр. 8 – 15

    5. Нигматулин Р.И. – академик РАН, д.ф.м.н., профессор стр. 15 – 18

    6. Румянцев О.Г. – Президент НКО "Фонд конституционных реформ", к.ю.н. стр. 18 – 21

    7. Резник Г.М. – президент адвокатской палаты г.Москва, вице-президент федеральной палаты адвокатов РФ , член Общественной палаты РФ, заслуженный юрист РФ стр. 21 – 25

    8. Юсупов В.А. – профессор, заведующий кафедрой административного права Академии народного хозяйства и госслужбы стр. 26 – 27

    9. Бобков В.Н. – заслуженный деятель науки РФ, директор Всероссийского Центра уровня жизни, д.э.н. стр. 27 – 32

    10. Кривов А.С. – президент ООО "Национальное градостроительное общество", лауреат Государственной премии РФ, профессор стр. 32 – 35

    11. Токарев Б.В. – актёр, первый вице-президент Гильдии актёров кино России, Заслуженный деятель искусств РФ стр. 35 – 38

    12. Никандров Н.Д. – профессор, почетный член Российской академии художеств, д.п.н. стр. 38 – 42

    13. Колесников С.И. – академик, член президиума РАМН стр. 42 – 44

    14. Третьяков В.С – генерал-полковник, к.в.н. стр. 44 – 47

    15. Цветков А.В. – Председатель Президиума Общественной организации "ОФИЦЕРЫ РОССИИ", член Общественной палаты РФ стр. 47 – 49

    16. Кондрашев Л.В. – главный археолог Москвы, заместитель руководителя Департамента культурного наследия Москвы стр. 49 – 51

    17. Ковальков А.В. – д.м.н., руководитель клиники стр. 52 – 54

    18. Ковальчук И.В. – член совета Конфедерации труда России стр. 54 – 57

    19. Рогинко С.А. – руководитель группы экологии Института Европы РАН стр. 57 – 59

    20. Сиваев С.Б. – директор направления "Городское хозяйство" Фонда "Института экономики города" стр. 59 – 62

    21. Константинов А.Н. – проректор по социально-культурной работе СПбГМТУ стр. 62 – 65

    22. Косец О.В. – президент межрегиональной общественной организации по защите и поддержке малого и среднего бизнеса "Деловые люди" стр. 65 – 68

    23. Салиховская Ф.М. – председатель Общероссийской общественной организации "Комитет солдатских матерей" стр. 68 – 70

    24. Каминский А.В. – президент НП СПО "Экспертный совет" стр. 70 – 72

    25. Ковалев Э.А. – представитель Совета по сельскому хозяйству стр. 72 – 74

    26. Носков О.А. – представитель Совета по законодательству в сфере садоводства стр. 74 – 75

    27. Чуев А.В. – Заместитель Председателя Экспертного Совета стр. 75 – 77

    28. Миронов С.М. – Председатель фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" – заключительное слово стр. 77 – 78

Председательствующий. Уважаемые коллеги, попрошу внимания. Уважаемые коллеги, дорогие друзья, мы открываем заседание нашего Экспертного совета. Я хочу поблагодарить вас всех за то, что вы согласились принять участие в этом пленарном заседании. Как вам известно, есть две основные формы организационной работы нашего Экспертного совета – это секционные и пленарные заседания.

Понятно, что основная законотворческая работа, экспертная работа, оценка вносимых законопроектов будут идти в основном в секциях. Секции уже начали работу, многие из вас уже приняли участие в заседаниях своих секций.

Но сегодня мы решили провести пленарное заседание. Тема нашего пленарного заседания максимально общая – это "Основные направления совершенствования законодательства Российской Федерации". Цель нашего заседания – провести инвентаризацию проблем, особенно тех, которые находятся на стыке, на междисциплинарных стыках, познакомиться друг с другом и оценить перспективы работы нашего совета, определить как бы болевые точки и сделать предложения по решению тех проблем, которые мы видим.

И вступительное слово я предлагаю сделать Сергею Михайловичу Миронову – руководителю нашей фракции. Пожалуйста, Сергей Михайлович.

Миронов С.М. Спасибо большое, уважаемый Михаил Васильевич.

Уважаемые коллеги, дорогие друзья, я сделаю очень короткое вступительное слово осознанно, потому что сегодня мы во время нашего первого пленарного заседания Экспертного совета хотим послушать вас.

Мне очень приятно видеть здесь много знакомых лиц, со многими мы работали в разные годы, с кем-то работали ещё в Совете Федерации, с кем-то работали в Государственной Думе.

Когда мы говорим о необходимости экспертной работы, когда мы говорим, что запуск работы секций и нашего Экспертного совета, безусловно, необходим, мы, прежде всего, хотим выполнить свои обещания нашим избирателям. Ведь на выборы в 2011 году мы шли с документом, который назвали "Пять шагов к справедливости". Почему пять шагов? Пять лет работы Государственной Думы, и каждый год мы обязались разрабатывать и вносить определённое количество, а самое главное, качество законов. Два шага сделаны, два года позади. Я должен сказать, что выполнили мы своё обещание за два года процентов на 95, кое-что ещё осталось недоделанным. И, разрабатывая законопроекты, думая уже о новых проблемах, которые возникают, или новых намерениях улучшения российского законодательства, мы, конечно, считаем необходимым опираться на ваше профессиональное мнение.

Я нисколько не сомневаюсь, что работа в секциях, работа над конкретными законопроектами, работа над кодификацией нашего законодательства, работа над теми направлениями, которые мы считаем на сегодняшний день актуальными, и работа над теми направлениями, которые станут актуальными благодаря вашей профессиональной работе, вот это, наверное, те алгоритмы, те намерения и ожидания, ради которых, собственно говоря, мы и создали Экспертный совет, организуем работу секций и проводим сегодня это пленарное заседание.

Я не буду перечислять количество законопроектов, которые разработали мои коллеги – члены фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ". С гордостью хочу сказать, что, конечно, фракция одна из самых дееспособных, самых профессиональных, и у нас не только большое количество законопроектов, у нас действительно очень качественная работа.

Но я думаю, если кто-то наблюдает за законотворческим процессом, наверное, обратили внимание, что многие идеи, которые декларирует наша партия, наша фракция, сначала отвергаются, а потом к ним потихонечку привыкают, ну а заканчивается это, как правило, тем, что наши идеи вносятся от имени уже других фракций, как правило, фракции большинства "ЕДИНАЯ РОССИЯ". Ничтоже сумняшеся, несмотря на то, что несколько лет мы бились, и раз за разом, они не пропускали эту нашу инициативу, тем не менее, она потом выдвигается. Мы спокойно к этому относимся, потому что, в конце концов, нам важно не авторство, нам важно, чтобы эти идеи, эти новеллы в законодательстве помогали большинству граждан нашей страны. Мы рады, что такие идеи продвигают себе дорогу и, в конце концов, становятся законами.

Уважаемые коллеги! Как уже Михаил Васильевич сказал, сегодня пленарное заседание. Я буду считать, что открыл пленарное заседание. Руководителем Экспертного совета по моему предложению был назначен первый заместитель руководителя фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" Михаил Васильевич Емельянов. Я передаю ему бразды правления – ведение сегодняшнего заседания. Многие, с кем мы уже встречались, знают, что обычно у меня временной график плотный, но сегодня я с большим удовольствием буду присутствовать в полном объёме и с большим удовольствием послушаю вас, дорогие коллеги.

Давайте друг друга поздравим с началом работы нашего Экспертного совета, пожелаем успеха друг другу и плодотворной работы на благо граждан нашей страны, на благо нашей прекрасной Родины.

Спасибо за внимание.

(Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо, Сергей Михайлович.

Уважаемые коллеги! Когда мы готовили это пленарное заседание, то было принято решение, что каждая секция предложит выступающего. И как бы из этих выступающих мы и составим план нашего пленарного заседания.

Мы начнём с экономических проблем, потому что совершенно очевидно, что именно в экономике сейчас наиболее острая ситуация, и именно эти проблемы надо в первую очередь обсуждать. Поэтому я предоставляю слово Руслану Семёновичу Гринбергу – академику Российской академии наук директору Института экономики Российской академии наук. Пожалуйста, Руслан Семёнович.

Гринберг Р.С. Уважаемый Сергей Михайлович, уважаемые дамы и господа, товарищи! Меня по ошибке назвали здесь академиком РАН, но я не могу не заметить, что единственное, чего добилась Академия наук в безуспешной борьбе с контрпродуктивной реформой РАН, то это оставить членов-корреспондентов в своей прежней позиции. Я-то надеялся, что автоматически стану академиком, и тогда не будет ошибок, но не получается пока. Надеюсь, что когда "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" придёт к власти, исправит это дело. Шутка.

Дорогие друзья, я как экономист знаю, что есть вещи поважнее экономики, и, конечно же, мне приятно, что меня пригласили сюда. Я давно сотрудничаю с фракцией, и хочу подчеркнуть, что почти с детства придерживаюсь социал-демократического мировоззрения, и для меня это очень важное дело. Теперь по существу. Глядя на нашу реальность, я абсолютно убежден в том, что страна наша созрела для восстановления справедливости. Иначе говоря, мы должны позаботиться о том, чтобы маятник нашей русской истории пришёл, наконец, в нормальное положение.

В 1917 году страна наша предъявила запрос на справедливость, и она ее получила в результате Октябрьской революции. Можно по-разному относиться к этому событию, но вряд ли есть основания сомневаться в том, что в течение целых 70 лет Россия имела общественное устройство, проникнутое справедливостью. При этом страна пожертвовала свободой. Тотально, безоговорочно, со всеми ужасающими последствиями для народа.

А в 1991 году страна наша была беременна свободой. Сегодня многие как бы забыли про это, но я хочу напомнить, что страна ликовала, "народ и партия были едины", все хотели свободы, думали, что "колбаса вырастает прямо из нее"...и пожертвовали справедливостью. Тотально, безоговорочно, со всеми ужасающими последствиями для народа.

И вот настало время для того чтобы восстановить равновесие между этими двумя великими ценностями. И "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ", на мой взгляд, является в парламенте очень важной силой, которая заботится об этом. И нам предстоит помочь ей, помочь фракции, помочь партии реализовать те амбиции, которые у неё есть, они правильные.

Вообще, история показывает, что если вы жертвуете одним в угоду другому и наоборот, то вы теряете и то, и другое. Не будет преувеличением утверждать, что наше сегодняшнее положение в стране характеризуется большим дефицитом и свободы, и справедливости. К тому же широко распространена социальная апатия, которая в моем представлении очень опасная вещь, тем более что вольно или не вольно делается ставка на консолидацию общества через моральную деморализацию. Если раньше установка была на то, что нам в течение 70 лет показывали все хорошее, как будто оно уже есть, но только будет в будущем, то теперь делается, в моем представлении, установка на то, что всё будет плохо, денег просить не надо, надо всем поджаться и жить скромно, и пытаться просто выживать. Это точно так же контрпродуктивно.

В общем вопреки нашей Конституции мы имеем асоциальное государство. При этом объективности ради надо сказать, что наша великая трансформация (говорю это без всякой иронии) во многих отношениях оказалась весьма успешной, но социальная цена ее чудовищна. И для того чтобы каким-то образом исправить положение, нужно определиться с теми "дорожными картами", которые могли бы быть предложены обществу. Прежде всего речь здесь должна идти о качестве человеческого потенциала и о восстановлении мало-мальски приличного индустриального ландшафта в стране.

Сегодня в мире отчетливо проявляется феномен, который принято называть второй волной "государственного капитализма". Но наши руководители почему-то воспринимают это сочетание слов исключительно в отрицательной коннотации, в то время как в остальном мире к нему относятся спокойно, нормально, прагматически. Надо отдавать себе отчет в том, что длившаяся более тридцати лет эра дерегулирования окончена, и возвращение государства в хозяйственную жизнь социума "всерьез и надолго". Но с другой стороны, мы видим, что усиливает свое действие тенденция бесконтрольности государственной бюрократической активности. Так что, с одной стороны, государство возвращается, его надо все больше, а с другой, оно становится неуправляемым, и рентообразующее поведение чиновников получает все более широкое распространение. У нас эта тенденция особенно заметна, так как слишком слабо противодействие монополизму исполнительной власти.

Словом, нам никак нельзя допустить окончательного превращения страны в элитарное плутократическое общество. Ведь мы имели слишком эгалитарное общество при советской власти. А сегодня мы бросились в другую крайность, допустив чрезмерную поляризацию доходов. Нельзя при этом не признать, что за последние десять лет средний класс в стране увеличился больше чем в два раза – с 10 до 22-24 процентов, но большой скандал, что более 50 процентов населения заняты выживанием. Ясно, что при сохранении такой ситуации у страны нет перспектив для цивилизованного развития.

Хочу закончить свое выступление маленьким объявлением. 26-27 марта состоится Московский экономический форум, где будет предложена альтернативная социальная и экономическая политика нашему обществу общества и мира с участием замечательных экономистов и социологов из Европы, Америки, Китая, из России. И я очень надеюсь, что люди, придерживающиеся социал-демократической ориентации, примут живое участие в нём. Желаю вам от всей души успехов, свободы и справедливости!

Спасибо.

(Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо, Руслан Семёнович.

Слово предоставляется Некипелову Александру Дмитриевичу, академику Российской академии наук (в этот раз я уже не ошибаюсь), директору и организатору Высшей школы экономики МГУ.

Пожалуйста, Александр Дмитриевич.

Некипелов А.Д. Спасибо, Михаил Васильевич. Московской школы экономики МГУ.

Председательствующий. Московской, да.

Некипелов А.Д. Михаил Васильевич, извините, я хотел бы уточнить. Регламент у нас какой, чтобы не нарушать его?

Председательствующий. У нас регламент до 7 минут, но в принципе мы жёстко не будем его соблюдать, особенно в отношении вас.

Пожалуйста, Александр Дмитриевич.

Некипелов А.Д. Уважаемый Сергей Михайлович! Михаил Васильевич! Уважаемые друзья! Я хотел поделиться с вами результатами работы большой группы учёных (не только экономистов) Российской академии наук, связанной с разработкой взгляда на перспективы и возможности развития российской экономики.

Этот доклад был подготовлен по двум основаниям. Вначале было поручение президиума Российской академии наук, а в дальнейшем к нему добавилось и поручение Президента страны. Доклад был подготовлен в июне месяце и передан Президенту. На сайте Российской академии наук он был выставлен в конце прошлого года. Называется доклад (и это название не случайно) "Россия на пути к современной динамичной и эффективной экономике".

Весьма распространенным является представление, в соответствии с которым российское экономическое сообщество состоит из двух групп учёных. Первая группа учёных, согласно этой точке зрения, делает упор на необходимость совершенствования экономических (и не только экономических) институтов, на создание условий, благоприятных для инвестиционной деятельности частного сектора. В их представлении в сложившихся условиях, пока не решён этот круг вопросов, акцент на проблемы экономического роста является контрпродуктивным.

Вторая группа учёных, к которой, собственно, и принадлежат авторы доклада, вопреки расхожему мнению, отнюдь не исходит из того, что нужно любой ценой форсировать экономический рост, не обращая внимание на состояние экономических институтов. С их точки зрения, совершенствовать экономические институты, проводить структурные реформы (хотя по существу структурных реформ тоже ведётся достаточно серьёзная дискуссия) необходимо, но это не означает, что проблему экономического роста надо откладывать на потом. Нужно стремиться решать эти проблемы одновременно, и для такой постановки вопроса, как мы считаем, есть очень серьёзные основания не только теоретического, но и практического характера.

Как вы знаете, в 90-е годы у нас имел место фантастический по масштабам обвал инвестиционной активности. В первое десятилетие 2000 года ситуация существенно изменилась к лучшему, но полностью преодолеть неблагоприятные последствия 90-х не удалось. В результате сейчас, по оценкам Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, мы вступили в период, когда выбытие устаревших, практически негодных для эксплуатации основных фондов будет составлять порядка 2 процентов валового внутреннего продукта ежегодно. Из этого следует, что 2-процентный экономический рост, – а мы уже, как вы знаете, в прошлом году эту границу в нижнюю сторону перешли, – фактически позволяет лишь оставаться на одном месте. Он не даёт возможности для развития страны. Можно, конечно, рассматривать такое положение дел как справедливую расплату за прегрешения, которые мы сотворили в 1990-е годы. Но всё-таки хотелось бы поискать возможности для того, чтобы переломить сложившуюся ситуацию.

Конечно, сегодняшняя экономика России серьезно отличается от экономики "нулевых годов". При этом можно, на наш взгляд, достаточно уверенно говорить о том, что инвестиционный климат, состояние экономических институтов в стране и тогда были не блестящими, и сегодня не являются таковыми. Но несмотря на проблемы с институтами в первое десятилетие этого века российская экономика, как вы знаете, развивалась до кризиса очень высокими темпами. После кризиса мы достаточно быстро возвратили докризисные позиции, но после этого началось тотальное замедление, которое в промышленности к данному моменту превратилось просто в стагнацию.

Конечно, возникает вопрос о том, какие возможности для экономического роста имеются у страны? На наш взгляд, резервы для ускорения экономического роста связаны со следующими обстоятельствами.

Во-первых, следует иметь в виду, что серьёзное снижение экономической динамики в прошлом году произошло из-за "инвестиционной паузы". Причём, что интересно, инвестиции частного сектора несколько выросли, прямые иностранные инвестиции заметно увеличились, а "пауза" произошла с государственными инвестициями. Скорее всего, она была вызвана тем, что ряд крупных проектов, которые государство осуществляло прежде (и в связи с Азиатско-Тихоокеанским саммитом на Дальнем Востоке, и в связи с Олимпиадой в Сочи), естественным образом подошли к концу, а новые не были начаты.

Второе. У нас существует, это хорошо известный факт, очень большой разрыв между сбережениями населения, которые находятся на очень приличном уровне – порядка 30 процентов от валового внутреннего продукта, и уровнем накопления – примерно 20 процентов. Эта разница в 10 процентов ВВП и является резервом для увеличения инвестиционной активности и, соответственно, ускорения экономического роста.

Конечно, нам говорят о том, что эта разница как раз и является результатом неблагоприятного инвестиционного климата в стране: мы просто проигрываем в глобальной конкуренции за сбережения. Дескать, усовершенствуем институты – тогда и ситуация будет прямо противоположной.

Не могу сейчас подробно входить в детали дискуссии. Подчеркну лишь, что авторы доклада такой подход к этому вопросу не разделяют: мы убеждены, что у России есть серьезные возможности для более полного использования сбережений внутри страны.

Наконец, третий очень серьёзный ресурс заключается в больших резервах, которые накоплены в стране. Наши оппоненты полагают, что чем больше накопленные в стране резервы, тем лучше: мол, живём в очень неустойчивое время, и без "подушки безопасности" невозможно противостоять мощным шоками, исходящим из окружающей нас экономической реальности. Спорить с тем, что в экономике необходимо наличие резервов самого разного рода, никакой нормальный экономист не станет. Но он же должен понимать и то, что во всех случаях нужно стремиться к оптимальному размеру резервов. Превышение резервами такого уровня ведет к потерям – независимо от того, идет ли речь об отдельном человеке, фирме или экономике в целом.

Превышают ли накопленные в стране резервы оптимальный уровень? На мой взгляд, превышают и очень серьёзно. Внимание при этом следует уделять не столько выраженной в рублях величине фонда национального благосостояния и резервного фонда, сколько величине валютных резервов.

Перед началом кризиса в августе 2008 года валютные резервы составили 600 миллиардов долларов. В течение полугода (не будем вдаваться в подробности, оптимальным ли образом действовало государство или нет) было израсходовано порядка 200 – 210 миллиардов долларов из этих резервов. Благодаря этому удалось предотвратить развал банковской системы, ограничить обесценение рубля, не допустить катастрофической ситуации с занятостью населения, хотя уровень падения производства оказался одним из самых высоких в мире. Но вот вопрос: 200 миллиардов долларов – это много или мало? Вообще говоря, это астрономическая сумма. Если взять ту цену нефти, которая осенью 2008 года была на мировом рынке, то эта величина представляла стоимость более 800 миллионов тонн нефти, то есть такое ее количество, которое добывается в России более чем за полтора года. Но ведь она же составила всего лишь треть от тех резервов, которые были у России на момент начала кризиса. Конечно, валютные резервы нужны Центральному банку для регулирования ситуации на валютном рынке. Но неужели мы всерьез полагаем, что для решения этой задачи он нуждается в 400 миллиардах долларов? Убежден, что существенная часть этой суммы представляет собой "избыточные валютные резервы" и вопрос, следовательно, сводится к тому, можно ли их эффективно использовать?

Наши предложения о том, как это можно сделать, в течение долгого времени просто игнорировались. Складывается впечатление, что сейчас определенные подвижки стали появляться, но, конечно, без ссылок на авторов. То есть происходит примерно то же, о чем говорил Сергей Михайлович в своём вступительном слове применительно к некоторым предложениям вашей фракции.

В чем же состояла суть вносившихся мною и некоторыми моими коллегами предложений? Мы говорили о том, что, определившись с объёмом валютных резервов, превышающим оптимальный уровень, необходимо создать специальный механизм для их использования на цели модернизации страны. Отчасти – это не рыночный механизм, но только отчасти. Этот не рыночный механизм может использоваться, скажем, для закупок государством за валюту оборудования для оснащения медицинских центров. Но так следует использовать относительно небольшую часть валютных резервов. Основную же их часть надо было бы использовать в коммерческом режиме, создав механизм долгосрочного кредитования в валюте на цели реализации модернизационных проектов частным сектором. Для этого можно было бы использовать либо существующие государственные финансовые институты, либо создать специально для решения этой задачи новую финансовую структуру.

Нередко приводится аргумент, в соответствии с которым ничего подобного в нашей стране делать нельзя, так как "все разворуют". Это – странноватый аргумент: ведь никто не предлагал раздавать мешки с валютой всем, кто заявил о своем желании осуществлять модернизацию производства. Речь шла об открытии кредитных линий, расходование средств которых происходило бы под заключённые контракты по импорту. А для определения победителей – ведь соответствующие кредитные линии следовало открывать на конкурсной основе – следовало бы самым активным образом использовать бизнес-сообщество. К примеру, представителей РСПП можно было бы ввести в наблюдательный совет этой компании, предоставив им как право контроля за прохождением заявок на модернизационные проекты, связанные с импортом современных технологий и оборудования, так и отслеживания хода реализацию этих проектов.

Это – что касается возможностей динамичного роста нашей экономики. Но есть и вопросы, связанные с назревшими действиями по совершенствованию экономических институтов. В докладе особое внимание уделено институту государства. Он, как известно, объективно играет огромную роль в нашей экономике, но далеко не всегда успешно выполняет свои функции. Поэтому одна из важных структурных реформ – это реформа института государства.

Мы коснулись ряда аспектов этой проблемы, начиная с необходимых преобразований в сфере госслужбы. В самом деле, разве может и дальше сохраняться система, при которой приход нового министра приводит к замене чуть ли не всех, включая уборщицу, во вверенном ему министерстве. Но основное внимание мы уделили такому серьёзному дискуссионному вопросу, как управление государственными активами.

Сразу хочу подчеркнуть: мы абсолютно согласны с тем, что выполнение исполнительной властью одновременно функций и регулятора экономической деятельности, и собственника активов ведет к конфликту интересов. С этим спорить нельзя.

Вопрос заключается в том, какие из этого нужно делать выводы. Исполнительная власть со ссылкой на этот конфликт провела, вообще-то, невиданный для мира эксперимент по отделению собственника от управления своими активами. Из советов директоров не только были выведены представители исполнительной власти, но и была предпринята попытка заменить поверенных государства на независимых членов совета директоров. К счастью, этот эксперимент все же не был реализован до конца.

Мне приходилось выполнять функции независимого члена совета директоров. Это важный институт, но во всём мире задачи независимого директора ассоциируются не с управлением чужим капиталом, а с контролем над тем, как, с точки зрения общественных, региональных и местных интересов, этот капитал управляется собственниками. Повторяю, в мире никому в голову не приходит удалять собственника от управления своими активами.

Радикальное решение упомянутого конфликта исполнительная власть связывает, как известно, с форсированной приватизацией принадлежащих государству активов. При этом нам говорят всё время о том, что в этот раз приватизация будет правильная, так как будут обеспечены все условия (в частности, привлечены инвестиционные банки) для того, чтобы продать активы по "достойной рыночной стоимости".

Что нас в этом не устраивает? Да дело в том, что задача собственника – не избавиться от своей собственности по рыночной стоимости. Нормальный (частный) собственник, это тот, который действует на основе коммерческих критериев: избавляется от той собственности, будущие доходы от которой меньше, чем текущая рыночная стоимость. И наоборот – покупает то, что, с его точки зрения, даст больший поток доходов в будущем.

Но наша исполнительная власть даже не пытается поставить этот вопрос, чтобы определять, от чего и в какой последовательности избавляться, от чего нет. А ведь напрашивается идея использования для этих целей специального дисконта, величина которого могла бы время от времени пересматриваться в зависимости от изменяющейся остроты текущих потребностей исполнительной власти в средствах.

Кроме того, властью полностью игнорируется давно сформулированное предложение о преодолении упомянутого конфликта интересов государства-регулятора и государства-собственника на основе своеобразного разделения властей, здесь уже исключительно в экономической области. Речь идет о выведении принадлежащих государству активов из сферы ответственности исполнительной власти и создании специального механизма управления этими активами в сугубо рыночном режиме. Не могу сейчас подробно останавливаться на этом, отмечу лишь такой механизм был неоднократно мною описан.

И, наконец, последнее: а всегда ли нужно лишать исполнительную власть функции управления государственными активами? Нет, не всегда. Могут быть такие сферы, где нужно согласиться с сохранением упомянутого конфликта интересов, имея в виду, что речь идет о решении такой проблемы, которая не может быть решена на коммерческой основе.

Но тогда нужно, по крайней мере, объяснять обществу, почему власть считает это необходимым! И, соответственно, отчитываться о том, как соответствующие активы функционируют. Точно так же, как нельзя ставить вопрос о полном отстранении исполнительной власти от реализации активов, от приватизации. Но должно быть ясно, что приватизация – это не самоцель, а инструмент, который в одних случаях может быть эффективным, а в других случаях – контрпродуктивным. И поэтому сам этот процесс нуждается в серьёзном совершенствовании. И здесь есть серьёзное поле для правовых новаций.

Спасибо большое. (Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо, Александр Дмитриевич. Спасибо.

Слово предоставляется Нигматулину Роберту Искандровичу, академику Российской академии наук, доктору физико-математических наук, профессору. Пожалуйста, Роберт Искандрович. Если можно, 7 минут.

Нигматулин Р.И. Уважаемый Сергей Михайлович, уважаемый Михаил Васильевич! Коллеги!

Во-первых, спасибо, что предоставили слово академикам. Это особенно важно для нас. Печально то, что случилось с Академией наук, ну а мы конечно приспосабливаемся к новым условиям.

Теперь, собственно, об обсуждаемом вопросе. 14 лет тому назад я был депутатом Государственной Думы. На одном из заседаний (в 2000 году) обсуждалась стратегия под руководством нового путинского правительства. Докладывал Греф.

На дискуссии выступил Леонид Иванович Абалкин. И первое, что он сказал, а меня, как математика, это сразу привлекло (математика, в отличие от многих других наук, очень конкретна, вот дважды два – четыре, и всё), как теорема: единственный двигатель экономики – это покупательский спрос, а вот в вашей программе (сказал Грефу), об этом ни слова.

В последнее время немного говорится о том, что экономический рост исчерпывается, причем исчерпывается за счёт покупательского спроса.

Это полное забвение экономических истин. Попробую пояснить, к чему это, с чем это связано.

Во-первых, гигантское расслоение, которое уничтожает покупательский спрос. Это расслоение увеличивается и не сможет обеспечить нормальный, необходимый для нашей страны покупательский спрос и, соответственно, рост экономики.

Во-вторых, на нашей экономике сидит гигантский паразит – это топливно-энергетический комплекс. Паразит он не тем, что производит топливо, а тем, что тарифы, и так называемые издержки этого топливно-энергетического комплекса, цены на электроэнергию, цены на тепло, цены на топливо, на бензин и так далее, – гигантские.

Почему у нас привыкли банковский курс использовать для оценки? По банковскому курсу цена литра бензина в Америке и у нас примерно одинаковая, что-то около доллара. Но Америка половину нефти ввозит по 100 долларов за баррель. А нам он обходится в 15 долларов, примерно по себестоимости. И этот паразит – наше преимущество, полностью нивелирует. И получается, что сейчас у нас стоимость электроэнергии по паритету покупательской способности (если Италию не брать в расчет), самая высокая. И, если эта тенденция будет сохраняться, никакого нормального, необходимого для страны роста экономики не будет.

Вот почему этим нужно заниматься, нужно учесть все издержки не только с устаревшим оборудованием и низкими технологиями, а еще издержки с огромными откатами, отходами топ-менеджменту. Топ-менеджмент России получает такую высокую долю, которую никто в мире, не получает.

Поэтому это нужно постепенно ликвидировать.

Что касается коррупции, о ней я говорить не буду. Это настолько уже избитая тема. Утверждение следующее: я не знаю ни одного человека в правительственных кругах, который не ворует. Понимаете, это... Конечно, тут, наверное, и запал полемический существует, но мы довели государство до такого состояния, что это становится очень опасным. Помимо того, что это гигантский тормоз, сжигатель покупательского спроса, экономического роста, это страшная угроза для нашего Отечества.

Вот об этом говорит, например, в частности следующее. Недавно на президиуме у нас был доклад о безопасности южных кавказских регионов. Был приведен такой факт: 6 тысяч русский парней за последние годы перешли в ислам. Что это такое? Что произошло? Это же значит, что у людей, которые перешли, есть какие-то духовные потребности. И некоторые из них идут к террористам. Это русские парни, у которых появилось отвращение к русской жизни.

Все эти децильные коэффициенты, про которые мы говорим, которых должно быть 4-5, у нас их – 30-50, вот таким образом они через все щели проникают, и уже привели к отвращению к нашей русской жизни у русских парней. Об этом нужно тоже четко и точно говорить.

Ну и конечно, некомпетентность правительства. Вы знаете, что время от времени Россия погружается вот в какие ситуации. Для примера: когда мой отец учился в конце 20-х годов, в педагогике было такое утверждение: для того чтобы преподавать, допустим, математику, физику, не надо быть специалистом, нужно прочитать учебник и дальше школьникам или студентам рассказать.

Вот и у нас сейчас так принято. Для того, чтобы управлять здравоохранением, не надо быть специалистом в здравоохранении, нужно быть бухгалтером. Это полная нелепость. Вообще теорема такая. Я, как математик, могу сказать, что государство должен возглавлять инженер. Экономисты, юристы – помощники, а возглавлять должен человек, который делает реальные дела. Эта беда всего мира, т.к. все главы государств – юристы, экономисты, политологи. И отсюда кризисы и непонимание. Ведь почему происходят кризисы? Кризисы происходят потому, что богатый класс слишком много берет себе. Это же марксистская истина.

Я говорю простые вещи. Конечно, когда начинаешь более детально изучать ситуацию, возникают свои тонкости. Но суть от этого не меняется.

Ну, и, наконец, последнее. У нас уже уничтожили необходимость использования научных знаний. В частности, в экономической теории важнейшим, я считаю, математическим инструментом является межотраслевой баланс. Утверждение следующее: в экономической нынешней науке у нас, людей, понимающих межотраслевой баланс, не осталось. Потому что для того чтобы его понимать, нужно быть математиком. Просто экономического образования на экономическом факультете недостаточно, нужно быть математиком.

Вот когда я был председателем Уфимского центра, я пытался наладить межотраслевой баланс в Башкортостане. Это невозможно, его трудно сделать, потому что скрываются все данные. Это отдельный момент, но это важнейший инструмент понимания. Вот, например, есть базисные истины. Василий Васильевич Леонтьев говорил: хочешь понять, растёт у тебя промышленность или экономика, посмотри потребление электроэнергии, посмотри объём грузоперевозок. Так вот, невозможно академикам доказать это уже теперь.

Можно спорить, как понимать, например, экспериментальные данные процента роста ВВП, который даётся в справочниках. Но и процент роста потребления электроэнергии, это примерно 3. То есть 1 процент роста электропотребления вызывает 3 процента роста ВВП. В нашей стране это 3, в Германии – 4. И когда объясняешь академикам-экономистам, что вот такая вещь, это в результате не позволяет вам никого обмануть. Если вы смотрите на количество потребления электроэнергии, вы понимаете, что у вас с промышленностью творится. И это тоже колоссальная проблема. Даже когда начинаешь академикам объяснять, начинаются рассуждения, что это очень сложные связи и так далее, и тому подобное. Но в науке сплошь и рядом такое бывает, когда функцию многих переменных можно свести к функции одной переменной, так бывает, это показывают эксперименты.

И это связано с тем, что падение значимости науки, не только в экономике, а везде, потому что если какая-то мышца не работает, если в ней нет потребности, то она деградирует. И поэтому значит: мы должны беспокоиться о науке. Не только финансировать ее, но и использовать её данные, повышать её ответственность. Сейчас наука никакой ответственности практически не несёт, потому что её никто не слушает. Вот это тоже очень важный момент, который нельзя обойти.

Спасибо.

(Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо.

Теперь к обсуждению собственно правовых проблем. И я хотел бы предоставить слово Олегу Германовичу Румянцеву, который возглавляет Фонд конституционных реформ. Я думаю, многим из вас он известен как ответственный секретарь Конституционной комиссии в 1990-1993 годах. Многие его идеи лежат в основе той Конституции, по которой мы живём. Пожалуйста, Олег Германович.

Румянцев О.Г. Добрый день! Очень радостно видеть в этом зале сидящих бок о бок депутатов, экспертов, политиков, общественных деятелей. Ещё в 1988 году мне довелось быть одним из создателей Социал-демократической партии России, быть одним из первых её сопредседателей. И, конечно же, наличие в нашем парламенте крепкой фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ", это та надежда на социал-демократическую альтернативу, которая для многих очень важна. Очень важна. И я думаю, что не стоит ограничиваться только нашей работой в Экспертном совете этой фракции, мы все понимаем ограниченность конституционного статуса парламента.

Вспомните 1999 год, вспомните правительство Примакова – Маслюкова. Это был светлый момент, это был глоток свежего воздуха, который длился всего 9 месяцев. Это было социал-демократическое, по сути, правительство, и альтернатива была явлена стране в ярком очень виде. Но как только Примаков и Маслюков занялись изучением итогов залоговых аукционов 1995-1996 годов, всё, секир башка, на этом 9-месячное пребывание этого правительства завершилось.

Поэтому я думаю, Сергей Михайлович, что, возможно, стоит думать и о таком символическом шаге, как формирование альтернативного социал-демократического правительства, правительства "СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ", для того чтобы на нём так же обсуждать, что можно было бы сделать и в области исполнительной власти. Это было бы совершенно конструктивным, нормальным шагом. У нас есть Московский экономический форум, есть замечательная фракция, есть наши секции, которые будут нарабатывать предложения по законодательному развитию. Я думаю, что не грех было бы и обсуждать, что можно было бы сделать и в области исполнительной власти. Это предложение.

Секция конституционного права, ей есть, что предложить. Наш Фонд конституционных реформ, возглавляемый мною, за последние два года разработал целый пакет предложений, как нам развивать Конституцию и конституционное законодательство. К 20-летию Конституции мы подготовили в инициативном порядке три инициативные главы Конституции, понимая во многом, что, конечно, они имеют, прежде всего, значение общественное, научное, политическое. Пока речь не идёт о таком серьёзном ремонте Конституции.

Мы считаем, что такой ремонт важен, необходим. Эти три главы, это глава "Гражданское общество", это глава "Избирательная система" и глава "Парламентский контроль".

И поскольку Сергей Михайлович Миронов уже в своей президентской кампании некоторые из идей, выдвигавшихся, в том числе и Фондом конституционных реформ, поддержал, и развил, говорил о важности таких глав, вот мы взяли и подготовили текст.

Мы их распечатали к сегодняшнему заседанию. Если у кого будет интерес, то, пожалуйста, вы можете у меня получить эти три главы. Мы кладём их в копилку секции конституционного права фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ".

В этих главах фактически содержится дополнение к социал-демократической программе, потому что сегодня, как мне кажется, идея новейшего конституционализма, если она будет поддержана фракцией и широко заявлена в обществе, может привлечь к себе внимание.

Внимание, причём с разных флангов, как с консервативного, так и либерального, потому что сегодня потребность в национальном согласии существует. А вокруг чего это согласие может быть? Вот, на мой взгляд, вокруг идей справедливого конституционного строя и путей его развития это может быть развито.

В этих главах, каждая из секций, которая здесь присутствует, может найти своё место. Здесь есть и вопросы трудовых коллективов, и собственности, и предпринимательства, и защиты семьи, и социализации недр, если угодно, и чётких принципов избирательной системы, а также парламентского контроля.

Для обсуждения предложенных глав, у нас уже было проведено рабочее заседание нашей секции на прошлой неделе. Мы продолжим эту работу. Мы будем дорабатывать эти предложения.

Предложив в целом такой комплексный документ, мы, конечно, рассчитываем, что идеи будут восприняты в виде поправок в законы. Конечно, нужны поправки в закон о парламентском контроле, нужны поправки в федеральный конституционный закон о правительстве, нужно доработать законопроект об общественном контроле, который, вы знаете, никуда не пошёл, а эта тема очень важная.

Мне кажется, что очень важно также продолжить наведение порядка в информационно-телекоммуникационных сетях. Вот тот знаковый и очень важный закон, который предложила Елена Борисовна Мизулина, "О защите детей от зловредной информации", был первой ласточкой наведения порядка в этой сфере.

Следующей ласточкой стал закон 187, антипиратский, к которому непосредственно руку приложила и наша команда, моя команда. И мы считаем, что этим путём нужно дальше идти. Потому что свободой получения информации, конечно же, нельзя злоупотреблять. И необходимо говорить и о сетевой идентификации участников информационного обмена. Необходимо устанавливать роль судебной власти, исполнительной власти, как это сделано в антипиратском законе. И эта тема, кстати говоря, тесно соприкасается с секцией интеллектуальной собственности, защиты интеллектуальной собственности.

Эта секция также заседала на прошедшей неделе, перед вот этим заседанием. И я считаю, что фракции следует здесь более, может быть, ярко выступить.

Я помню сомнения, которые были во фракции, голосовать ли за антипиратский 187-й закон. Мне было очень тогда досадно, что закон, внесённый членом фракции Левиным, во фракции вызвал серьёзные разногласия.

Мне кажется, эту линию стоит продолжать. Эта линия – Интернет, цифровая среда. Это не должно быть чем-то, существующем вне законов, вне правового порядка. И в этом плане правовая справедливость, это тоже важнейшая задача, мне кажется, для фракции и для Экспертного совета.

Я хотел бы сказать, что есть ещё тема "Социализация недр", которую я поднимал.

Председательствующий. Олег Германович, извините, регламент.

Румянцев О.Г. Буквально, минутку. Эта тема открытая. Пока я ещё не видел тех специалистов, которые в состоянии поднять такую колоссальную тему. Но то, что доходы от нефтегазового нашего производства должны распределяться справедливо, в интересах общества, в интересах человека, это совершенно очевидно. И если какая-то межотраслевая группа возникнет по разработке вот такого закона о социализации недр и в общественном, парламентском участии и контроля за распределением фондов, которые образуются, чтобы не было многомиллиардных подарков, чтобы не было, как в 2008 году десятками миллиардов вводили средства без участия парламента на крупный капитал в первую очередь. Я думаю, об этом стоит подумать и тогда роль фракции и в общественном сознании заиграет еще более ярко. Я желаю успеха фракции, Экспертному совету. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо. (Аплодисменты).

Слово предоставляется президенту адвокатской палаты города Москвы, вице-президенту федеральной палаты адвокатов Российской Федерации, члену Общественной палаты Российской Федерации, заслуженному юристу Российской Федерации Резнику Генри Марковичу.

Пожалуйста, Генри Маркович. (Аплодисменты).

Резник Г.М. Я впервые на столь представительном собрании, уважаемые дамы и господа, постараюсь уложиться в семь минут.

Вначале я хотел бы подхватить посыл первого выступающего. Вообще, если действительно представить историю человечества в последние века, это конкуренция двух идей: либеральной и социальной. Либеральные идеи действительно делают акцент на свободе. Социальные идеи на справедливости. Плохо, когда одна идея полностью пожирает другую.

Но я маленький корректив, конечно, субъективный внес бы. Я полагаю, что коммунно-советский режим уничтожен не только свободой. Он уничтожен справедливостью. Если только не понимать под справедливостью, уравнивание всех вначале в нищете, потом в бедности. Если понимать по справедливости, наверное, тот, кто лучше, больше, качественнее работает, наверное, должен и больше зарабатывать. Не может кастовый слой, где есть правящий класс номенклатуры, быть справедливым. Почему я это затронул? Потому что сейчас, когда смотришь пропаганду, которая льется с наших федеральных государственных каналов, отчетливо видишь тренд, обозначенный "Back in USSR". Назад в СССР.

Вообще, пересматриваются оценки все, которые были даны после событий 90-х годов, печальных и неизбежных, и которые обратили общество к свободе. Ну, что, собственно говоря, у нас, оказывается, 30-е годы, вообще, это не было страшное время вакханалий и репрессий, это эффективный менеджер у нас, соответственно, так сказать, налаживал управление страной. Ну, только что уже вносится предложение пересмотреть оценку Афганской войны. И, в общем, раздаются голоса о том, что правильно сделали, что вводили войска в Чехословакию и в Венгрию. Это были наши национальные интересы.

Почему я об этом упомянул? Потому что в русле вот этого тренда "Back in USSR" сейчас внесен законопроект о введении в уголовный процесс института объективной истины. Ну, внес его депутат, забыл его фамилию, как юрист, он никто и звать никак. Но что интересно? Это в точности тот законопроект, который проталкивал Следственный комитет и на котором, казалось, все уже оттоптались, сколько-нибудь известные процессуалисты, неважно, каких они политических взглядов придерживаются. Знаете, а там, даже не внесены изменения. Потому что законодательство немножко изменилось чуть-чуть уголовно-процессуальное, понимаете. А там вот этот законопроект, как был два года назад внесен, то обсуждался, он на сайте был вывешен, официально не был внесен. Ну, что вам сказать, проект абсолютно неконституционен. Он уничтожает презумпцию невиновности и состязательность процесса, причем я бы сказал, он вызывающе неконституционен. Надо сказать, что вот депутат, это же сейчас его авторство, он, вообще, предлагает подправить формулу презумпции невиновности, ему не нравится, формула презумпции невиновности. Она существует вообще почти 2,5 века, впервые была сформулирована в Декларации прав человека и гражданина Франции и в неизменном виде, собственно говоря, во всех международных актах и в нашей Конституции. Ну вот предлагается формулировку презумпции невиновности подправить.

В чём дело? Почему я этим озаботился и пришёл сюда, где, в общем, всё-таки большинство, наверное, не юристов? Мне вспомнились стихи Булата Окуджавы про "набор высоких слов, дешёвых, как подмётки, который так не нов, как тюрьмы решётки, как прыщ на подбородке, как мир для стариков".

Высокое слово "истина", которое, по словам Гегеля, ... шире, вздыматься грудь может заморочить головы людям. Ну что же плохого? Ну, истину, соответственно, будут искать вместе с там следователем, прокурором суд. "Back in USSR". Кстати, в советском УПК не было слово "истина". Но были задачи, которые ставились, одни и те же задачи перед оперативными органами, дознанием, следствием, прокурором и перед судом.

Суд у нас по так называемому неоинквизиционному розыскному типу процесса, который был у нас при советской власти, это, кстати сказать, уничтожение свободы, между прочим, потому что абсолютно никаких гарантий там, собственно, не было. Они прописаны там были, у нас же разрыв-то был между словом и делом. То есть ситуация, при которой суд должен был возбуждать дела, он должен был раскрывать преступления, изобличать виновного, и вот сейчас предлагается этот возврат.

Что я хочу вам сказать, уважаемые дамы и господа. Никакой такой истины абстрактной в уголовном процессе нет. Здесь выступал академик Нигматулин, сказал: вот математика, вот она вот наука, какая, точная: вот дважды два – четыре.

А теперь давайте посмотрим, что такое наша материя процессуальная. Изначально вот эти средства доказывания в уголовном процессе, они ненадёжны, то есть они настолько всё-таки надёжны, чтобы обеспечивать познание того, что было, наверное, я бы сказал, в большинстве дел при... естественно, дела не фабрикуются, понятно, да? И они не столько надёжны, чтобы полностью предотвратить ошибки.

Так вот истина в уголовном процессе существует в столкновении двух противоречащих суждений, не абстрактная истина, а конкретный вот этот подсудимый, который сидит вот на скамье, он виновен или невиновен? И решается вопрос о том, доказана его вина или не доказана его вина.

Что нам предлагает Следственный комитет? Вернуть институт дело на доследование. Что по этому институту это было при Софье Власьевне, при советской власти, как мы называли её, ну так фрондирующе, диссидентствующе.

У нас же выродились оправдательные приговоры. Какие-то байки говорят про то, что у нас были оправдания в нашем суде. Я могу вам сказать "да". Вы знаете, когда они были? Они были в 40-е годы после войны и 50-е. А знаете почему? Поколение, фронтовики пришли, и одни сели в кресло судей, многие, а другие, это же драма после таких событий, они, между прочим, вообще-то, вот скатились до совершения преступления. Вот одни фронтовики судили других фронтовиков и судили справедливо, требовали доказывания вины.

Совершенно ответственно заявляю: с 1965 по 1985 год у нас оправдательные приговоры выродились. Ну, реликты, по-моему, сохранились, один, там два или прочее.

Так вот в этой ситуации что предлагает Следственный комитет тогда, когда суд обнаруживает, что вина не доказана? Разваливается обвинение. Он говорит "нет". Судья должен сказать: так, прокурор, плохо искали, возвращая дело на доследование, вы знаете, поищите ещё там, понимаете, в чём дело? Что-то вы там опросили каких-то свидетелей, которые там с двух домов только, а там ещё каких-то два дома были, их которых могли видеть совершение преступления. Суд становится органом обвинения. Вот, что сейчас этот проект, который разработан в Следственном комитете, нам предлагает. Так вот, могу сказать, полагаю, наверное, что отношение фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ"... Тем более что здесь, мы считаем, великолепные процессуалисты, Елена Борисовна Мизулина, я не знаю, что-то занесло её к этим детям, благодаря её заслуге главным образом, мы получили современный кодекс, где презумпция невиновности и состязательность и прочее.

Так вот могу вам сказать, думаю, на этом я закончу, отношение будет совершенно определённое. Но я хотел бы обозначить всё-таки некоторое направление, в котором, как мне представляется, развиваться должно законодательство наше. Уголовно-процессуальный. Что произошло у нас? Концепцией судебной реформы было определено развитие суда присяжных. Что у нас произошло? Ввели в 1993 и дальше наступление на суд присяжных, сужение подсудности судов присяжных. Мы удивительно как-то идеи реализуем. С одной стороны, абсолютно правильный тренд у нас, и я знаю, что из "СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ" тогда это предложение пришло, по-моему, тогда в "СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ" был Александр Евгеньевич Лебедев – сделки. Абсолютно правильно. Тогда, когда обвиняемый признаёт свою вину по собственной воле, нет спора между обвинением и защитой. Конечно, упрощение. И этот тренд американский абсолютно правильный. Но тогда, когда спор между обвинением и защитой, в таком случае это обеспечивается, конечно же, судом присяжных.

У меня неожиданное предложение. Я прошу просто вас запустить в головы, когда первый раз, это в клубе присяжных родилось, но, в общем, не в моей голове. Вы знаете, расширять подсудность судов присяжных. Сильно, наверное, не увеличится, но хотя бы убийства не только квалифицированные, простые убийства, тяжкие телесные, повлекшие смерть, что происходит же у нас. У нас переквалифицируют убийства квалифицированные для того, чтобы в суд присяжных не идти. Почему? Боятся – суды присяжных руководствуются презумпцией невиновности. В суде присяжных 20 процентов оправданий. 11-го числа Вячеслав Михайлович Лебедев делал доклад на совещании судей. 20 процентов, в профессиональном суде – полтора процента. Сравните и почувствуйте разницу. Так вот, расширить подсудность суда присяжных как бы ни хотелось бы, либерастство не удастся. Вот в данном случае подумать, а не вернуть ли всё-таки смешанную коллегию, как было, кстати, при советской власти. Воспоминания, конечно, не радужные. Помните, это кивала, как их называли, двое этих заседателей, которые сидят и решают всё в суде. Но всё-таки люди стали не те. Давайте исходить из того, что, наверное. Всё-таки сознание наших сограждан изменилось. И по этой причине, как мне представляется, эта категория дел, когда спор между обвинением и защитой, наверное, всё-таки целесообразно подумать над тем. Почему? Потому что у нас мёртвая конституционная норма. Она мёртвая. Участие граждан вот в правлении правосудия.

И закончим мажорно. Вы знаете, что у нас уже несколько лет, пять лет снижается преступность? Голоса раздаются: "Укрывают!". Нет, она реально снижается.

Мы живём в парадоксальном, противоречивом обществе, когда что-то улучшается, а что-то ухудшается. И вот старик Дюркгейм говорил о том, что бывают такие ситуации, когда преступность снижается, а нам не с чем себя поздравить. Потому что мы пожинаем плоды падения рождаемости начала 90-х годов. Молодых людей просто стало меньше, в экономике дела пошли похуже, зато преступность снизилась. Понимаете, какая ситуация? Нигде ещё не наблюдался бум преступности пенсионеров.

Спасибо.

(Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо.

Слово предоставляется Юсупову Виталию Андреевичу, профессору, заведующему кафедрой административного права Академии народного хозяйства и госслужбы.

Пожалуйста, Виталий Андреевич.

(Аплодисменты.)

Юсупов В.А. Уважаемый Сергей Михайлович! Уважаемые коллеги! Я хотел бы продолжить в какой-то мере выступление предыдущего оратора, которого мы уважаем, любим, считаем одним из высокопрофессиональных адвокатов нашей страны.

Когда в 90-х годах начался процесс формирования нынешней системы законодательства, то многие творцы системы законодательных актов не совсем считались с наукой юридической, а в результате сегодня мы возвращаемся к пересмотру целого ряда крупных законодательных блоков.

Ну, возьмите работу, которая проводится сейчас в сфере новаций гражданского законодательства, уголовно-процессуального (идут поиски). Ну а поскольку я являюсь представителем секции административного права и представителем Академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, то я буду говорить о Кодексе об административных правонарушениях Российской Федерации.

Этот документ сегодня вызывает не только споры, но и к нему предъявляются очень большие претензии. Во-первых, эти претензии связаны с беспрерывным увеличением массы норм этого документа. Причём эта масса норм идёт каким-то хаотическим путём: предлагаются и такие, и этакие нормы права, и они постоянно вводятся в Кодекс об административных правонарушениях. И правоприменителям, поверьте, очень трудно бывает решать на местах многие вопросы применения норм этого кодекса. Более того, поскольку рост норм идёт именно на уровне Российской Федерации, то и Государственная Дума завалена разного рода проектами внесения в этот кодекс всё новых и новых норм.

Поэтому сегодня возникает один очень важный практический вопрос: а не стоит ли перенести акцент формирования норм об административных правонарушениях на уровень субъектов Российской Федерации? Это первое.

Второе. Мы впервые, теоретически не обосновав, ввели в Кодекс об административных правонарушениях административную ответственность юридических лиц.

Вопрос очень серьезный. Что такое юридическое лицо? Наши предшественники и специалисты в области гражданского права, и специалисты в области административного права, общей теории государства и права всегда считали, что юридическое лицо – это коллектив. И, когда мы, наказывая юридическое лицо, то есть коллектив, крупными штрафами, кого мы наказываем? Где справедливость тех людей, которых подвел начальник?

Есть одна проблема, которая тоже настораживает. Штрафы в административном порядке становятся всё больше и больше расширяют свое пространство. И по некоторым позициям они превышают штрафы, которые предусмотрены Уголовным кодексом. А правильно ли это?

Поэтому наша секция ставит вопрос о необходимости подготовки нового проекта Кодекса об административных правонарушениях. Это стало настоятельной необходимостью для всей системы законодательства, потому что нормы об административной ответственности, они соприкасаются с другими системами законодательства и оказывают на них непосредственное и часто отрицательное влияние.

Спасибо за внимание, уважаемые коллеги. (Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо. Слово предоставляется Бобкову Вячеславу Николаевичу – заслуженному деятелю науки Российской Федерации, Генеральному директору Всероссийского центра уровня жизни, доктору экономических наук, профессору. Пожалуйста, Вячеслав Николаевич.

Бобков В.Н. Уважаемый Сергей Михайлович, уважаемые коллеги, спасибо за предоставленную возможность принять участие в сегодняшнем заседании.

Я задаю себе вопрос, когда начинают обсуждать проблемы нашей страны с экономики, а мы что забываем, "кто создает эту экономику"? Создают её, конечно, люди. Значит надо, прежде всего, заботиться о людях, которые внесли вклад в экономику, создают экономику сейчас и будут ее развивать в будущем. Решение их проблем должно быть поставлено во главу угла в государственной политике. Социальная политика должна стоять впереди или рядом с экономикой. Это означает, что социальные индикаторы развития общества являются важнейшими индикаторами, ничуть не менее важными, а я считаю, что более важными, чем экономические. С позиций решения социальных проблем, т.е. проблем уровня и качества жизни людей необходимо оценивать успешность развития страны.

Если с этих позиций рассмотреть обсуждаемые проблемы, то можно сразу сказать, что человеческие ресурсы, которыми Россия сегодня располагает, могли бы быть гораздо больше, если бы человеческий потенциал, который имеется в нашей стране, был бы использован, во-первых, адекватно, а, во-вторых, был бы сам гораздо выше, если бы мы по – другому относились к людям, которые сегодня работают, или вышли на пенсию, и которых мы растим, то есть к будущему поколению.

Ограничения на использование имеющегося человеческого потенциала и его рост непосредственно обусловлены чудовищным неравенством и высокой бедностью. Остановлюсь подробнее на этих вопросах. Считаю, что надо рассматривать эти две проблемы вместе, не отрывать их решение друг от друга. У меня заготовлено три слайда.

На первом из них показано, что на протяжении двадцати лет либерально – капиталистических реформ, экономическое неравенство в нашей стране росло. По сравнению с 1990 годом с 2012 году оно выросло почти в два раза (коэффициент Джини вырос с 0, 260 до 0, 420). Доля населения с доходами ниже прожиточного минимума резко выросла в 1990 годах ( с 2,3% в 1990 до 29% в 2000 г.), затем, вследствие экономического роста в нулевых годах она снизилась почти в три раза (до 10,9% в 2012 году). Это означает, что несмотря на экономический рост в нулевых годах и снижение абсолютной бедности (доля населения с доходами ниже прожиточного минимума это и есть абсолютная бедность по доходам), распределения доходов происходило все больше в интересах высоко обеспеченных слоев и неравенство по доходам росло и продолжает расти. Высокое экономическое неравенство являет собой прямую угрозу стабильности в нашей стране, является одной из основных причин протестного поведения части общества, апатии, проявлений национальной и межконфессиональной напряженности.

Значительная часть населения лишена возможности иметь достаточные ресурсы в силу несправедливых распределительных механизмов доходов. Они лишены доступа к образованию, и это приводит к недостаточной образованности. Они лишены доступа к охране своего здоровья и в силу этого не могут вносить потенциально возможный вклад в развитие страны. Социальная модель российского капитализма работает в интересах олигархического капитала и обслуживающего его политического класса. Поэтому растет экономическое неравенство в обществе.

Мы очень куцо измеряем бедность. В официальной политике используется только один индикатор – доля населения с доходами, ниже прожиточного минимума. Этот индикатор бедности в большинстве европейских стран используется для решения только одной задачи – для того чтобы оказывать государственную социальную помощь и формировать минимальный гарантированный доход. Всё.

Но бедность гораздо более широкое явление. Во всем мире есть три концепции бедности, которые не используются в официальной социальной политике для того, чтобы реально оценить процессы, происходящие в обществе. Кроме абсолютной бедности, измеряются относительная бедность (доля населения, которая живет по стандартам, значительно ниже наиболее распространенных в стране) и субъективная бедность (самооценка людьми своего уровня жизни). Каждая из этих форм бедности может быть монетарной и не монетарной, т.е. меряется недостатком денег и меряется лишениями. В нашей стране даже абсолютная бедность измеряется только нехваткой денег, но не нехваткой (лишениями) тех предметов и услуг, отсутствие которых является признаком невозможности удовлетворить первоочередные насущные потребности. Чего у людей такого самого важного нет, что должно было бы быть сегодня минимальным стандартом? Этот механизм, даже на уровне абсолютной бедности не используется в официальной социальной политике.

Относительная бедность до сих пор в нашей стране не измеряется: ни монетарная, ни по лишениям. Экспертные оценки показывают, что монетарная ее форма (доля населения с доходами ниже 60% медианного дохода) приближается к 30 процентам населения. Это почти в три раза выше монетарной абсолютной бедности.

Весь мир использует индикаторы относительной бедности. Их регулярно мониторят, публикуют в официальной отчетности. И России придётся их использовать, если мы будем вступать в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), но, так сказать, принудительно, как требование этого международного объединения, а не потому что мы сами их применяем, чтобы решать задачи снижения бедности и неравенства.

Субъективная бедность, как правило, ещё выше, чем относительная бедность. Для политиков, чтобы принимать правильные решения в интересах людей, очень важно знать, как они сами оценивают уровень своей жизни. Для политиков это чрезвычайно важный инструмент. Может быть, даже самый важный инструмент, что люди сами думают о своей жизни.

Индикаторы относительной и субъективной бедности прямо связаны с экономическим неравенством. Их рост прямо указывает на рост экономического неравенства. Снижение абсолютной бедности по деньгам, по доходам, при одностороннем применении только этого индикатора искажает ситуацию с бедностью. Две других формы бедности, относительная и субъективная при введении их в официальную социальную политику покажут рост, следствием которого является рост экономического неравенства.

Россия в мире находится по уровню экономического неравенства среди стран G20 рядом с Турцией, Аргентиной, Мексикой и Бразилией. Эта группа стран с очень высоким неравенством ( к-т Джини = 0,4-0, 45) и относительно низким душевым ВВП (15-20 тыс. долл. по ППС) по сравнению с развитыми странами Европы.

Великобритания, Австрия, Канада, Германия, Франция, Италия, Япония располагают значительно большими душевыми ресурсами (душевым ВВП = 35 – 45 тыс. долл. по ППС) и, при этом, значительно меньшим экономическим неравенством (к-т Джини = 0,3 – 0,35) . Они могли бы себе позволить иметь большее неравенство и всё равно нижним слоям при их более высоком душевом ВВП доставалось бы больше ресурсов (доходов. Но эти страны проводят иную значительно более социально – ориентированную политику и имеют значительно более низкие уровни бедности и экономического неравенства.

При международных сопоставлениях наша внутренняя неблагоприятная ситуация с бедностью и высоким экономическим неравенством видна чрезвычайно ясно.

Так что же делать?

Вот первое, что хотелось бы предложить. Это, конечно, совершенно по-другому надо посмотреть на проблему оплаты труда. У нас значительная часть бедных, лишённых возможностей жить нормальной жизнью – это наёмные работники. Руслан Семёнович Гринберг приводил достаточно оптимистичные цифры, о том, что у нас 25 процентов составляет средний класс. ВЦУЖ провел исследование, результатом которого оказалось, что сколько среди среднего слоя у нас лиц практически нет наемных работников, т.е. лиц, которые живут на зарплату. Если в нашей стране имеешь полную семью с двумя детьми, и живешь на зарплату, то практически не возможно войти в состав средних слоев по уровню жизни. Или – ценой огромного напряжённого труда на трёх, на четырёх работах надо работать для того, чтобы, попасть в этот слой. Вопросы трудовых доходов, особенно, вопросы повышения заработной платы это важнейший рычаг снижения бедности и экономического неравенства. Тот же злополучный МРОТ и то Правительство не хочет поднять до прожиточного минимума. Примитивная вообще проблема, примитивнейшая проблема, которая, как представляется, сознательно, не решается.

Второй аспект. Это налоговая система. Плоскую шкалу налогообложения, наконец, надо пересмотреть. Здесь могут быть разные подходы. Мы предлагаем такой нестандартный подход. Давайте будем взимать налог с домохозяйства не по месту работы. Давайте возьмём доход домохозяйства как основу для того чтобы установить прогрессивную шкалу налогообложения. Давайте хотя бы эксперимент проведём.

Для Московской области, для Ленинградской области, которые прилегают к мегаполисам, это огромный вообще прирост бюджетных возможностей областей. Люди ездят на работу в мегаполис, на работе берут подоходный налог, они оставляют его в этом регионе. Когда будем брать доход с домохозяйства по принципу прогрессивности, и социальная справедливость повысится и доходы будут оставаться в регионе проживания семей, у региона появятся дополнительные источники развития.

Третье. Надо по-другому построить соцзащиту. Эти копейки, которые мы доплачиваем людям, которые попадают в положение бедных, даже усечённому критерию денежного дохода ниже прожиточного минимума, они ничего не решают. В т.н. цивилизованных странах установлен минимальный гарантированный душевой доход. Его надо законодательно ввести и постоянно актуализировать в нашей стране. До него надо поднимать ресурсы (доходы) тех семей, у которых они ниже прожиточного минимума. В перспективе прожиточный минимум как раз является тем уровнем, до которого надо подтягивать минимальный гарантированный душевой доход. У нас же он просто индикатор. Да, надо помогать. Выделили 3 копейки, выдали пальто, помогли разово, раз в квартал. Формально выполнили российское законодательство об оказании государственной социальной помощи. А фактически ничего не решили. Таким образом, надо пересмотреть индикаторы размеров социальной помощи. Сделать ее весомой для тех, кому она предназначена.

Вот эти три, как нам представляется, принципиально важных блока надо бы изменить в социальной политике, для того чтобы реально управлять снижением бедности и экономического неравенства.

Сергей Михайлович, мы внесли на ваше имя записку. Я внёс её от лица ряда экспертов, с тем, чтобы поднять на государственный уровень, поставить перед руководством страны вопросы о необходимости по-другому посмотреть на проблемы снижения бедности и экономического неравенства.

Уйти от усечённого, примитивного понимания бедности и экономического неравенства. Мы здесь предлагаем создать группу экспертов из разных институтов, которые могли бы выработать этот инструментарий. Это первое.

На второй этапе необходимо консолидировать деятельность ведомств, для того чтобы в соответствии с этим новым инструментарием провести объективные замеры различных линий бедности и экономического неравенства и выработать реальную политику, которая бы была направлена на снижение бедности и экономического неравенства. Еще раз подчеркну, что это чрезвычайно острые и перезревшие проблемы, к решению которых надо проявить гораздо больше политической воли. Спасибо.

(Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо.

Слово предоставляется президенту ООО "Национальное градостроительное общество" лауреату Государственной премии Российской Федерации профессору Кривову Александру Сергеевичу. Пожалуйста, Александр Сергеевич. Я очень прошу уложиться в 7 минут.

Кривов А.С. Благодарю вас за предупреждение.

Добрый день. Уважаемый Сергей Михайлович, уважаемый Михаил Васильевич! Я представляю секцию жилищного строительства, это особое ответвление народнохозяйственного комплекса сочетающее в себе и социальные аспекты, и экономические. Но прежде всего – социальные, поскольку если что-то не будет удовлетворяться в жилье, или если возникнут реальные проблемы в жилищном фонде, в жилищном секторе, то это будет очень сильное воздействие на всю экономическую жизнь.

Хочу сказать, что сегодня ситуация характеризуется двойственно. С одной стороны, вышли на уровни объёмов строительства более-менее приличных, это около 60 миллионов квадратных метров в год или больше. Однако жилищное строительство уперлось в некий незримый барьер развития. Хотя намерения – 100 и даже 140 млн.м. Эти намерения – обоснованы. Идет выбытие, старение фонда, из 3,3 млрд м – более 100 млн. м ветхое и аварийное жилье, почти миллиард – панельные дома первых поколений, около 20% фонда не имеют нормативного инженерного оборудования. При этом средний показатель ж/о – около 23 кв.м/чел. кратно уступает показателям развитых стран. То есть фонд надо обновлять и наращивать, модернизировать системы коммунальной инфраструктуры ЖКХ, системы дорожно-транспортной и социальной инфраструктуры.

Объем полноценного жилого фонда должен выйти на 4-4,5 млрд. кв.м в течение десятилетия. Причем структура вводимого сегодня фонда разительно меняется на глазах. Индивидуальное жилищное строительство имеет быстро растущий тренд, приближается уже к половине объемов ввода, что обусловлено рядом причин, включая ценовые барьеры "девелоперского" жилища.

Что нужно делать? Посмотрим на ситуацию в целом. Сложился острый дефицит земель под застройку. Особенно в крупных городах и мегаполисах. Разыгрываются лишь штучные участки. Почему? Потому, что ни один город внутри своих муниципальных границ существовать и функционировать не может. Поэтому именно в городах сегодня нет земли. Не вообще нет, а нет места для строительства в городах, запертых муниципальными границами. При том, что существующее территориальное планирование и его документы ответа на этот запрос не дают. Они планируют внутри своих границ, а в них земель под застройку нет. А нужно много, очень много. При среднеприведенной плотности – 2,5 млрд. кв м фонда городов на 7,8 млн га под застройкой, даже при повышении плотности, под каждые 100 млн.кв.м ожидаемого ввода потребуется около 250-300 тыс. га земель ежегодно. Ориентировочным показателем площади земель под застройкой в проектном горизонте 20 лет следует принять показатель 11-12 млн. га – не менее.

Отсюда – в увязке с ориентирами по пространственной организации территории РФ, национальной системы расселения, сети городов и поселений, в том числе новых, необходима взаимоувязка схем территориального планирования, генеральных планов и ориентировочной структуры (состава, типологии) объектов строительства. Лидирующая роль в темпах прироста индивидуального и малоэтажного строительства, также как и рост на порядок уровня автомобилизации за последние десятилетия, кардинально меняют практику градостроительства. Далее, надо иметь представление о пространственном распределении объемов жилстроительства по территории страны. По сию пору такой взгляд, сбалансированный и отражающий государственную политику расселения по территории страны – со времени 1998 г., времени разработки Генсхемы расселения РФ, не обновлялся. Это всё – проблемы территориального планирования как части стратегии комплексного социально-экономического развития.

Территориальное планирование является сегодня основным тормозом развития комплексного строительства. Что нужно делать?

Проектировать развитие агломерациями. Не только муниципальное образование – город в его границах, но и прилегающие к городу территории как единое пространство производства и жизнедеятельности городских и сельских сообществ. Это определяется единством транспортных связей, потребностями коммунального комплекса в части размещения таких объектов инфраструктуры как головные источники, зеленые зоны и пр. Агломерационный тип развития отвечает специфически российскому типу урбанизации с двумя жилищами на семью – городская квартира и загородная дача. Сегодня ГК РФ никак на это не реагирует. Агломераций в Градкодексе нет.

Опираться на региональные и местные градостроительные нормативы как на целевые показатели стратегий регионов, что позволит готовить региональные типовые проекты объектов социальной инфраструктуры, жилья, инженерного оборудования территорий, а также осуществлять планирование развития территорий на полный объем комплексного строительства на расчетный срок 20 лет. И делать это не в границах одного муниципального образования, но как части территории региона, части региональной системы расселения, формируемой в русле стратегии развития региона. Территории перспективного жилстроительства рассматривать как региональные объекты.

Предусматривать развитие производственной инфраструктуры – сети объектов и предприятий как мест приложения труда, примерно балансируемых по численности с численностью населения в радиусах доступности для работающих.

Сегодня локомотивом роста экономики может стать региональный уровень генерации ВПП, что следует из решающей роли человеческого фактора в новой экономике и, следовательно, опирается на исходный для работы высококвалифицированного специалиста фактор – просторное удобное жилище, безопасность, здоровье, социальные объекты, надежный источник средств к существованию на производствах инновационного типа.

Еще раз повторю, что территориальное планирование является сегодня наиболее слабым звеном в управлении развитием территорий, хотя именно за него несут полную законодательно установленную ответственность государственные и муниципальные органы всех уровней.

Предлагается провести работу по подготовке материалов, предусматривающих пересмотр структуры и положений Градкодекса РФ, касающихся территориального планирования, градостроительного зонирования и планировки территорий. Необходимо в условиях динамично меняющихся условий и с учетом опыта, последнего десятилетия, сделать шаг вперед, не только отразив в законодательстве легитимацию уже получивших признание процессов, типа тех же агломераций, систем расселения, инкорпорирования в систему государственного стратегического планирования, но и создать законодательные основы для реализации новых подходов к развитию как на федеральном, так и региональном, местном уровнях.

Соответствующие предложения по перечисленным позициям могут быть подготовлены в короткие сроки совместно с Министерством регионального развития, Министерством строительства и ЖКХ, другими заинтересованными органами.

Благодарю за внимание.

Председательствующий. Спасибо.

(Аплодисменты.)

Я хочу предоставить слово нашему известному актёру, первому вице-президенту Гильдии актёров кино России, Заслуженному деятелю искусств Российской Федерации Токареву Борису Васильевичу.

Пожалуйста, Борис Васильевич.

Токарев Б.В. Высокое собрание, Сергей Михайлович, Михаил Васильевич, спасибо за то, что вы благословили на это выступление. Потому что про искусство, политику и футбол понимают все. Поэтому мы будем говорить сейчас о проблемах, которые знакомы всем.

Каждый из вас, наверняка, хоть раз в своей жизни был зрителем. И мы все помним, что тогда во всех кинотеатрах больших и маленьких, во всех клубах висела одна и та же фраза: "Из всех искусств для нас важнейшим является кино".

Что же случилось сегодня с кинематографом, на который перестали ходить наши зрители, кинематографом, который увлекал и завоёвывал миллионы людей, и не только увлекал и завоёвывал, он ещё создавал некую модель жизни, что, самое главное было, он был во многом нашим учителем?

Сегодня, когда возникла тенденция говорить о том, что кино ни на что не влияет, оно не влияет на жизнь. Не важно. Мы можем говорить откровенно, потому что есть свобода, свобода слова, свобода творчества. Но мне кажется, что сегодня эта свобода вышла из берегов. Мне кажется, что сегодня слово, которое имеет огромное значение, превратилось в нецензурную брань, которая существует в искусстве. И это самая огромная проблема, которая существует.

Я позволю себе просто сказать о том, что вот это моё выступление, оно результат нескольких таких встреч с моими коллегами, продюсерами, режиссёрами, актёрами, потому что, помимо того, что я первый вице-президент Гильдии актёров кино России, я ещё руковожу студией на Мосфильме, студией "Дебют". Это знаменитая студия, которая была создана, между прочим, в 1979 году. И эта студия дала нашему кинематографу всех сегодняшних уважаемых великих наших мастеров, начиная от Сокурова и кончая Тодоровским, Досталем и так далее. Все они и я, в том числе, мы все дебютировали в дебюте, простите за эту тавтологию. Это было явление, это было событие, когда студия давала возможность всем кинематографистам проявить себя. Проявить себя свободно, это очень важно.

Для того чтобы сегодня вернуть зрителей в залы, понятно, что мы должны конкурировать с американским кинематографом, в частности, но вместе с тем, наше кино требует решительных и очень важных шагов в направлении такого экономического развития, потому что кинематограф – это производство огромное, гигантское и очень серьезное, связанное и с компьютерной графикой, и со всеми технологиями, которые существуют.

Что нужно сделать в первую очередь? В первую очередь катастрофа произошла в тот момент, когда производство и прокат разделили. Мы существуем отдельно. Поэтому необходимо создать единую структуру, которая бы занималась производством и прокатом. То есть это должно быть регулирующая структура. Я не призываю, чтобы это был орган, который контролировал, указывал, приказывал и так далее. Это должна быть контролирующая структура. Так вот контролирующая всегда, с такой структурой всегда в наше время было Госкино. И это была нормальная структура, в которой было объединено всё.

Сегодня у нас есть производство и дают огромные деньги на это производство. А почему нет результата? Почему? Потому что прокат оторван от реального производства. Прокатчики, они сами выставляют свои условия и это очень важно. Без этого мы никуда не двинемся дальше. Вот у меня здесь в кармане лежит анкета нашей кинематографической академии "Ника", вот она. Здесь список картин, которые сделаны за последнее время в 2013 году. Огромное количество фильмов. И я вдруг к ужасу своему понимаю, что эти фильмы, из этих фильмов, ну, в лучшем случае, десять дошли до экрана. А где остальные? Что с ними случилось? Почему их нет в прокате? Ведь у них у всех, между прочим, есть государственная поддержка. То есть туда затрачены государственные деньги. Смешно говорить о том, что все эти фильмы плохие, так не бывает. А потом плохое или хорошее, что такое хорошо, а что такое плохо? В принципе должен всё-таки решать зритель, а некоторые отдельные люди, которые руководят той или иной прокатной структурой. Это очень важно на самом деле. Потому что в результате мы вкусов или, скорее, безвкусия руководителей тех или иных прокатных компаний, мы теряем зрителя нашего. Они перестали просто ходить в кино. Поэтому прокат и производство – это действительно должна быть единая структура. И это предмет больших и серьезных рассуждений.

Более того, в последнее время существует много споров по поводу того, чтобы ввести квоту для того, чтобы защитить наше отечественное кино. Много раз этот вопрос, уже даже поднимался. То есть, давайте оставим 20 процентов иностранному кино, а 80 процентов будут наши фильмы только на экранах. Но тут же все прокатчики и продюсеры говорят: а у нас нет такого количества фильмов, мы не можем на самом деле закрыть этот пробел. И выяснилось при подсчете, что сегодня в год в России делается 80 фильмов, всего 80, а нужно 300 для того, чтобы выставить вот эту самую квоту, 300, 300 фильмов. Знаете, тогда возникает вопрос, откуда деньги? Конечно, в прокате. Конечно, в прокате, который полностью оторван от производства. Это должна быть единая кровеносная система. И подсчитали специалисты, у меня есть просто эти данные, в которых только увеличение цены билета на все фильмы, включая иностранные, российские, какие угодно. На один доллар приведет к тому, что мы порядка 500 миллионов долларов мы получим в российский кинематограф, и не будем брать у государства. Не будем. На самом деле это просто разумная, очень хозяйственная и очень точная система расчета и подсчета, которая, так сказать, должна существовать.

А всей территории страны. У нас ведь каждый город какие угодно цены ставит на прокат картин, и мы никогда не сможем просчитать, сколько реально заработала картина и сколько мы потратили. Это возможно. Поэтому это должно быть законодательно, и это вопрос государственный, а не вопрос частных прокатных компаний. Государство должно заниматься этим вопросом. Ну, и наконец...

Председательствующий. Борис Васильевич...

Токарев Б.В. Заканчиваю, хорошо.

Четвёртый шаг. Телевидение обязано показывать на своих экранах все фильмы, которые обладают государственной поддержкой. Смешная история получается. Государство даёт деньги на картину, а потом она нигде. Это должна быть обязательная вещь.

И, наконец, пятое. "Дебют" – студия, которой я руковожу с 1996 года, с 1995 года. Раньше "Дебют" полностью финансировано государство, это правильно, потому что это молодое поколение, это люди, которые приходят в искусство. И была отдельная строчка в бюджете, где было написано – экспериментальное молодёжное творческое объединение дебют. И в результате мы получили тот самый советский кинематограф, которым мы гордимся. Он был, этот кинематограф сегодня; для того чтобы возродить его, нужно сделать вот эти пять шагов, о которых я сказал, и тогда мы в полной уверенности можем сказать, что искусство кинематографа, из всех искусств для нас важнейшим является кино. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо.

(Аплодисменты.)

Секция по образованию заменила докладчика. Я предоставляю слово Никандрову Николаю Дмитриевичу, доктору педагогических наук, профессору, академику ..., в недавнем прошлом президенту Российской академии образования, собственно, когда она существовала.

Пожалуйста, Николай Дмитриевич. Семь минут, напоминаю.

Никандров Н.Д. Спасибо, Михаил Васильевич.

Но академия существует и сейчас, поэтому... Хотя я не являюсь его президентом.

Действительно 7 июля прошлого года я сообщил Медведеву, что не готов был далее президентом после 16 лет президентства, и при этом уже на общем собрании академии сказал, что целый ряд шагов, которые были предприняты в последние буквально месяцы и в образовании, и в науке, вызывают у меня глубокие сомнения. Поэтому я и не готов претендовать далее на должность президента. Но это мои личные дела. Я сейчас, наверное, скажу те некоторые сомнения, достаточно серьёзные, которые у меня вызывает целый ряд шагов в образовании и в науке. Причём я буду говорить в таких простых терминах не потому, что мы здесь с вами не компетентны, просто мы все занимаемся разными делами. А вот то, что я скажу об образовании и науки, наверное, будет всем понятно, хотя допускаю я и иные интерпретации.

Во-первых, по образованию. Когда в вузе сейчас судят о том, хороший или нехороший университет, то понятно, по старой максиме кадры решают всё, это вроде бы действительно признаётся, хотя это было сказано в СССР. Судить нужно преподавателя. Как? Индексы, цитируемость и так далее. Возникает вопрос, можно ли судить о преподавателе вуза по его научным достижениям. Я считаю, что не только нельзя, но и это неправильно сейчас. Если бы это было примерно в середине XIX века, но не позднее можно было бы так рассуждать. Но примерно в середине XIX века закончился тот период, когда профессор, в общем, читал своим студентам то, что сам нарабатывал. Вот тогда это было примерно так. И уже этот период кончался. Потому что тогда примерно Ельцин уже писал: "Учёные так близко подошли к храму науки, что не видят храма и ничего не видят, кроме кирпича, к которому пришёлся их нос". То есть действительно дифференциация настолько велика, что, собственно, своего профессор в общевузовском курсе давал, два, три, четыре, может быть, процента, сейчас и того меньше. Соответственно, судить об университете, об университетском профессоре по его научным достижениям – это очень небольшая часть правды. Важнее (хотя плохо этот ...), но всё-таки важнее, как он учит. А вот это различные индексы ... Саймондса и другие не дают возможности признать.

Кстати, Квакварелли, вот этот знаменитый учёный, он тогда не был знаменитым, был в 2009 году в университете и говорил, здесь вот я не вижу Виктора Антоновича Садовничего, но он-то слышал, а, может, кто-то из здесь присутствующих слышал, и потом у меня беседа с ним была. Он никогда не предполагал, что этот индекс должен быть для того, чтобы судить об университетах в государственных масштабах. Вот студенту чтобы выбрать вуз, где подешевле, где, возможно, получали стипендии, где возможен переход из курса в курс по отдельным позициям, вот это нормальный индекс.

Так что это неправильный подход, а он как бы, предполагается, составляет часть того, из-за чего мы и чем мы входим в общее образовательное пространство мира. Это, увы, совсем не так.

Дальше. Выбор предметов в школе. Великое дело, конечно. В Советском Союзе, конечно, это тоже было, но в очень ограниченном масштабе, прежде всего специальные школы или школы с преподаванием ряда предметов на каком-то языке и так далее. Было, но было мало, нужно больше.

Но я бы хотел обратить внимание на то, что индексы тех стран по образованию, которые имеют минимальный выбор в школе, выше тех стран, которые имеют большой выбор. Если брать Европу, то это, конечно, Финляндия, там выбор минимален, а индекс в Европе самый высокий.

Что касается стран Юго-Восточной Азии, то там вообще о выборе практически речь не идёт, они на самом высоком уровне по различным индексам. В этих странах, Юго-Восточной Азии, тоже есть интересный момент, который касается нагрузки. Вроде бы у нас высокая нагрузка, с этим, правда, спорят, но, в общем, считается, что нужно освободить наших детей от лишнего, от лишней нагрузки.

Могу совершенно определённо сказать и ответственно, что нагрузка там, в странах Юго-Восточной Азии, изначально с самого раннего возраста высокая. Уже в первых классах это шесть, семь, восемь лет в разных странах, ну, в основном семь в среднем или ближе к шести, это часов шесть непрерывной работы утром, после этого небольшой перерыв, а после этого эти малыши идут в так называемую школу зубрёжки. Я не знаю восточных языков, европейских знаю много, но вот восточных не знаю, ну, говорил по-английски, они называют cram school, cram school, школа зубрёжки. И вот в этой школе зубрежки ещё три-четыре часа, если человек хочет поступать далее в вуз или вообще чего-то в жизни добиться. Поэтому и это серьёзный вопрос. Это у нас не так делается. А может быть, надо подумать о том, что всё-таки нагрузка не всегда плоха.

И ещё пример. Считается, что нужно поддерживать сильные школы, вот такая у нас система. В Финляндии специально, я проверял это и на практике и беседами в Министерстве образования, там поддерживать, считают нужным, все школы, причём даже больше те, которые слабые, потому что сильные сами себя поддержат. Вот такой подход.

И ещё один момент, это, пожалуй, последний. Я подведу тогда небольшой вывод. Значит, вот здесь уже говорилось о тенденции, я не вижу здесь, да, Генри Марковича, он говорил о тренде назад в СССР, back in USSR. Ну, правильно по-русски, мы всё-таки говорим здесь по-русски, назад в СССР. Есть, конечно, какие-то тенденции, но я не считаю, что мы возвращаемся к худшему в СССР.

И вот в частности, хочу сказать такой ... Правозащитники могут, конечно, здесь меня поправить, я это прекрасно понимаю. Но если мы будем дозволять далее средствам массовой информации, и я намеренно так выражаюсь, вести себя так, как они себя ведут в массе, то мы будем иметь большие неприятности. Я об этом говорил давно. И книга, где об этом написано, в 2001 году получила ещё президентскую тогда премию. Там было очень чётко показано, что перебор свободы, об этом тоже здесь говорилось, и я не ... повторить, он имеет такой же неприятный эффект, как и недостаток свободы. И соответственно, необходимо учитывать, что мы всё-таки хотим: либо мы хотим, чтобы правозащитники зарубежные, ну, может быть, частично и наши, нас поставили бы на почётное 100-е место по соблюдению прав человека, либо мы хотим, чтобы у нас не было многих неприятностей, которые сейчас в нашей жизни, которыми свидетелями мы являемся.

Я говорил тогда, здесь разговор уже был о том, что науку мало слушают. Так вот в чём, в частности... я бы здесь отметил, что бы сказал? Когда-то, это было очень давно, в середине 90-х, я уже говорил об обилии учебников истории. В книге 2000 года, там очень большая статистика в этом вопросе приводилась. Оказалось, что если наше население в два раза меньше, чем население Соединенных Штатов Америки, то учебник, у нас многократно больше учебников истории. Это интересно.

Но ещё более интересно, если взять те немногие учебники истории, которые есть в США, и посмотреть по содержанию, вы увидите, что будто бы работает отдел пропаганды, агитации, только не знаю чего, КПСС или чего-то другого. Но вы не найдете двух разных интерпретаций сложных для американской истории моментов этой истории.

В вузовских учебниках, там другая ситуация. В школьных учебниках, которые являются мощнейшим средством патриотического и гражданского воспитания, всё приведено к общему знаменателю. Может быть к, совсем общему не надо, но то, что у нас тогда было, увы, было плохо. К сожалению, это всё сделано только после вмешательства президента с 10-летним опозданием после того, как ...

Поэтому, я считаю, что нам нужно действительно науку слушать, действительно понимать, что мы должны входить в образовательное и научное пространство мира. Но говорить о том, что мы это делаем правильно, мне кажется, нельзя.

И решая конкретные вопросы, например, я считаю, очень правильным, что "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" выходит с позицией создать кодекс или закон о статусе педагогического работника и другие вопросы есть очень важные и конкретные. Надо помнить, что от общих позиций зависят эти конкретные вещи. Будем вместе над ними работать.

Спасибо. (Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо.

Слово предоставляется Колесникову Сергею Ивановичу – члену президиума Российской академии медицинских наук. Долгое время он был нашим коллегой, был в этих стенах. Пожалуйста, Сергей Иванович.

Колесников С.И. Спасибо, Михаил Васильевич.

Уважаемый Сергей Михайлович, Мы знаем несколько сфер социального выравнивания, от которых зависит социальная справедливость и я сейчас попытаюсь изложить несколько постулатов, которые, как мне кажется, очень важны для такой сферы социального выравнивания, как здравоохранение.

Мы сейчас стремимся копировать тот капитализм, которого уже нет. И мы очень хорошо доказали, как верна шутка, которая высказана 40 лет назад Джеком Таннером : "Ничто не могло бы больше дискредитировать капитализм, чем желание русских его испробовать".

Так что предсказано все всё нормально, но из этой реализации капитализма в России рождаются ошибочные посылки правительства в планировании и развитии здравоохранения в России.

Первое заблуждение. "Система здравоохранения – это рыночная система". Это грубая ошибка, потому что это не рыночная система, это система социального выравнивания, социальных компенсаций в стране с резкой дифференциацией доходов и 30% бедного населения.

Второе заблуждение. "Система здравоохранения в России должна быть дешевле, чем в развитых странах". Ещё одна грубая экономическая ошибка, потому что сегодня глобальное выравнивание цен, глобальное выравнивание, дай-то бог и зарплаты когда-нибудь , это глобальное выравнивание цен на оборудование, коммунальные услуги и на всё остальное, и дешевле чем в других странах никак быть не может. Не может быть "Low cost and high quality", то есть низкая цена и очень высокое качество.

Третья ошибочная посылка, что система ОМС в состоянии покрыть все затраты на медицинскую помощь. Это невозможно, потому что сегодня ОМС составляет 42% консолидированного бюджета здравоохранения и чтобы выйти на одноканальное финансирование, мы должны поднять страховые платежи в ОМС примерно до 13-15 процентов от фонда зарплаты. Сегодня, как, вы наверное, помните, 5,1 процента.

Четвертая ошибка. Кризис в России в социальной сфере имеет те же особенности, что и в государствах западного мира, которые переживают период после "общества всеобщего благоденствия" (т.е. золотого миллиарда) и оно существовало до 90-х годов, а потом начался его кризис. Но оно потому и названо было обществом всеобщего благоденствия, потому что подушевые траты на социальные программы составляли от 8 до 12 тысяч долларов на человека в год. Из них на здравоохранение эти траты составляли примерно от 2,5 тыс. долларов в новых странах Восточной Европы до 8 тысяч в Соединенных Штатах на душу населения в год. Напомню, что наши траты составляли в прошлом году всего 650 долларов. Так что мы не достигли даже минимального уровня, которого необходимо достичь, а пытаемся следовать тем канонам, которые сейчас исповедует западный мир, снижая за 10 лет на 30 процентов социальные траты. Это категорически неверная посылка.

Ну а чтобы достичь приемлемого уровня здравоохранения,(и это ВОЗовские стандарты и расчёты экономистов. На плато нормального оказания медицинской помощи система выходит только тогда, когда подушевые затраты на человека составляют более 1300 долларов на душу населения. Напоминаю, у нас эти траты – менее 700 долларов на душу населения. Мы в два раза пока не дотягиваем до тех минимальных стандартов, которые нам нужны. Да и закона у нас о стандартах нет, как вы знаете. Он в Думу был внесён в 2003 году и, к сожалению, там же и помер. А там должны быть заложены и минимальные подушевые затраты затраты на здравоохранение.

И последняя неверная посылка, что системы социального выравнивания, такие как здравоохранение, могут быть проигнорированы в России (у нас как всегда особый путь) и нам за это ничего не будет. Но когда мы говорим о стабильном развитии нашей страны, если мы не изменим эти пять ошибочных посылок, мы не будем иметь социальной стабильности и, соответственно, стабильное развитие государства невозможно. Тем более что сейчас происходит довольно кардинальное изменение законодательства в социальной сфере. Если вы посмотрите, я не буду тут детально объяснять, кто захочет, может взять эту презентацию, но это те законы, которые интерферируют в сфере организации здравоохранения, но есть еще и пенсионное законодательство, жилищное, образование и др.

То есть это очень сложный сейчас процесс, многие законы противоречат друг другу, что создает удобное поле для завуалированного снижения социальных трат, и задача, нашей экспертной системы и парламента: наконец-то привести их в единый кодекс, который бы регулировал нашу сферу.

И несколько слов насчёт расходов. Посмотрите, что планировалось год назад в бюджетах до 2015 года. Это довести примерно до 3 триллионов руб. в 2015 году расходы на здравоохранение, причём федеральная часть бюджета прогрессивно сокращается. Мы тогда ещё протестовали против этого, но что же произошло сейчас в бюджете на 2014-16 годы? Ещё хуже параметры заложены, то есть фактически мы начинаем сокращать бюджет здравоохранения, не понимая, что это отзовётся достаточно серьёзно на общественном мнении. И уже есть первые ласточки, потому что Союз пациентов России написал письмо Медведеву о том, что же Вы творите? Вы понимаете, что оставляете без лекарственной помощи и медицинского обеспечения пациентов, которые просто умрут.

Дальше система протеста будет нарастать, потому что есть ряд ошибочных решений по включению в ОМС высокотехнологичной помощи, по лекарственному обеспечению, по скорой помощи – всё пытаются засунуть в ОМС. Это позиция правительства и Минфина, которая полностью противоречит тому, что декларирует президент в своих указах мая 2012 года. Получается, что в России есть два центра власти. Один говорит о развитии социальных программ, другой идёт по либеральной модели, сокращая эти затраты. И это надо чётко понимать, и если не будет давления с нашей стороны, то возобладает курс на платное здравоохранение. Хотя мы и пишем, что экспертный совет не выполняет политических целей, он выполняет политические цели, потому что это социальная политика, и она проводится государственными органами власти, в том числе при содействии и под давлением населения.

Спасибо за внимание.

(Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо.

Я предоставляю слово генерал-полковнику, кандидату военных наук Третьякову Валерию Степановичу. Пожалуйста, Валерий Степанович.

Третьяков В.С. Уважаемый Сергей Михайлович, уважаемые депутаты и участники сегодняшнего заседания! Создание Экспертного совета фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" с привлечением широкого круга специалистов, безусловно, обоснованное и необходимое решение. Важность работы Экспертного совета я постараюсь показать на примере Вооружённых Сил.

Положение дел в Вооружённых Силах за годы руководства предыдущего состава Министерства обороны и Генерального штаба не только постоянно сотрясало общественное мнение, но и до конвульсивного состояния довело сами Вооружённые Силы. Ошибки в поспешном решении многих важных вопросов – это следствие отсутствия, в первую очередь, нормативно-правовой базы, где бы определялись и регламентировались их права, обязанности и ответственность за принятые решения. Если военные были несогласны с решениями руководства, их просто увольняли без объяснения причины.

Недостаточная осведомлённость депутатов Государственной Думы не позволила вовремя остановить реформаторов Вооруженных Сил. Одной из задач созданного Экспертного совета может быть налаживание обратной связи военного экспертного сообщества с депутатами Государственной Думы.

Сегодняшний ажиотаж вокруг уголовных дел "ОборонСервиса" – это маскировка более весомых промахов в деле обеспечения безопасности страны. Отсутствие ответственности за содеянное, позволило прежнему руководству Генерального штаба идти на поводу и соглашаться с решениями, граничащими по своей сути с должностными преступлениями. Примеров этой деятельности много, но приведу самые кричащие.

Президент Российской Федерации ещё в 2000 году определил семь федеральных округов на территории Российской Федерации. Логично было бы строить и военную систему, сохраняя этот принцип. Но Министерство обороны выступило с инициативой уменьшить количество военных округов до четырёх. На первый взгляд кажется, что это чистая математика, но, с другой стороны, здесь просматривается попытка ухода Министерства обороны непосредственно из под контроля со стороны Президента, т.к. Вооружённые Силы работают в тесной взаимосвязи с органами местного самоуправления.

Сомнительным представляется и переход c дивизионной на бригадную систему комплектования и строительства Вооружённых Сил. Эффективность прежней системы была проверена годами, причём в самых сложных условиях. В то же время трёхвидовая структура Вооружённых Сил – тоже довольно спорный вопрос, что подтверждается проведенными воздушными операциями войск НАТО в Югославии и Ливии без наземного вторжения.

Сегодняшнее руководство Министерства обороны и Генеральный штаб, безусловно, принимают все необходимые меры для того, чтобы оперативно ликвидировать недочеты, сделанные прежним руководством.

Чтобы не допустить появления желающих проводить подобные лжереформы в будущем, необходимо принятие Федерального закона "О Вооружённых Силах Российской Федерации", которое было предусмотрено п.5 ст.10 Федерального закона "Об обороне". К сожалению, данный закон до настоящего времени так и не принят. Как видите, это также является одним из направлений деятельности Экспертного совета фракции.

За годы военной реформы Президентом страны и Федеральным Собранием были приняты все основополагающие законы, определяющие структуру взаимоотношений между государственными органами, связанными с военными организациями. В целом можно констатировать то, что проведены масштабные изменения в военной организации государства, связанные с коренной перестройкой в рамках основных положений военной реформы.

На повестке дня уже возникает следующий вопрос: необходимо продолжать строительство современных Вооружённых Сил на основе созданных в процессе реформ правовых, политических, организационно-структурных предпосылок, исходя из переосмысленных национальных интересов, места России в мире, степени реальностей угроз нашей безопасности, где военная безопасность занимает одно из основополагающих мест.

Президент Российской Федерации ещё 7 мая 2012 года своим Указом "О дальнейшем совершенствовании военной службы в Российской Федерации" определил ориентиры дальнейшего развития военного строительства и основные направления правового обеспечения военного строительства на ближайшую перспективу. Это очень важный документ, но, безусловно, требуется его поддержка на законодательном уровне.

Анализ законодательной деятельности в военной сфере за последние годы показывает, что в Федеральный закон "О воинской обязанности и военной службе" за 15 лет внесено 77 поправок, в Федеральный закон "О статусе военнослужащих" – 56 поправок, в Федеральный закон "Об обороне" – 15 и так далее. Эти поправки, изменения, дополнения приводят к тому, что мы теряем качество законов, и зачастую даже правоведам трудно в них разобраться.

Отсюда вытекает задача проведения ревизии всех действующих законов в военной сфере и переиздания их, с учетом внесенных поправок. Федеральное Собрание занималось этим вопросом и ранее, и многие законы, касающиеся военной сферы, уже были переизданы. Но в них в свою очередь уже также были внесены изменения. Переиздание указанных федеральных законов придаст им большее единообразие и упорядоченность.

По мнению ведущих экспертов военного права в настоящее время в области обеспечения военной безопасности государства отсутствует ряд законодательных актов, в числе которых Федеральные законы "О военной организации государства", "О Вооружённых Силах Российской Федерации", "О порядке использования формирований Вооруженных Сил за пределами территории Российской Федерации", "О деятельности общественных оборонных организаций", "О гражданском контроле над военной организацией государства", "О материально-техническом обеспечении Вооруженных Сил" и др.

Конечной целью в законотворческой деятельности в военной сфере считается разработка единого кодифицированного нормативного акта, объединяющего в себе все базовые военные законы – "Военного кодекса Российской Федерации". Военнослужащие Вооружённых Сил, безусловно, рассчитывают на большой позитивный вклад фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" в законотворческую деятельность в вопросах военного строительства и безопасности нашей Родины и готовы к активному сотрудничеству в рамках работы Экспертного совета фракции.

Председательствующий. Спасибо, Валерий Степанович, что вы с нами сотрудничаете. Слово предоставляется председателю президиума Общероссийской организации "ОФИЦЕРЫ РОССИИ", члену Общественной палаты Российской Федерации Цветкову Антону Владимировичу, пожалуйста.

Цветков А.В. Добрый день, уважаемые коллеги! Я постараюсь уложиться во время, отведенное мне регламентом.

Прежде всего, я хотел бы выразить большую благодарность фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" за то, что уделяется серьезное внимание проблемам военнослужащих, сотрудников правоохранительных органов, а также таких социально необеспеченных категорий граждан, как семьи погибших при исполнении служебного долга, защите их прав и законных интересов.

Наличие Экспертного совета очень важно по нескольким причинам. Во-первых, он помогает взаимодействовать, помогает наладить обратную связь с обществом. Во-вторых, Экспертный совет дает возможность законодателям более корректно и конкретно формулировать те или иные нормативные акты, ведь известно, что одна недостаточно взвешенная строка в том или ином законе может чувствительно затронуть права и законные интересы достаточно широких слоёв населения.

Мы проводим достаточно много круглых столов по самой различной тематике, в том числе по защите прав офицеров и членов их семей. Например, с Татьяной Николаевной Москальковой все эти вопросы мы уже неоднократно поднимали и, я думаю, что нет смысла сегодня обсуждать весь спектр существующих на сегодняшний день в данной сфере проблем.

Обозначу лишь наиболее актуальные на текущий момент. В настоящее время наша организация проводит мониторинг всего перечня проблем, с которыми сталкиваются семьи военнослужащих и сотрудников силовых ведомств, погибших при исполнении служебного долга, и участники боевых действий. Когда исчерпывающий перечень будет сформирован, мы, безусловно, предложим свои пути решения данных проблем и попросим, в том числе, поддержки фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" в исправлении данной ситуации.

Очень важная проблема, на которую хотелось бы обратить особое внимание: у нас есть люди, де-факто принимавшие участие в боевых действиях и выполнявших боевые задач, но при этом не имеющие юридического статуса ветерана. Речь, в частности, идет о военнослужащих, солдатах и офицерах, в свое время выполнявших боевые задачи в таких странах, как Сирия, Йемен, Ангола, Таджикистан.

Есть у нас более чем серьезная проблема по семьям без вести пропавших. То есть это, фактически, те семьи, которые потеряли своих кормильцев, потеряли родных и близких, но в то же время по формальным признакам они не признаются семьями, погибших при исполнении служебного долга. Безусловно, эту проблему необходимо решать на уровне законодательства.

Вы знаете, что сегодня Министерство обороны ввело, и наша организация это начинание поддержала, единую денежную выплату на приобретение жилья для военнослужащих взамен предоставления квартир в "натуральной" форме.

Считаю, что ведение Минобороны единовременной денежной выплаты – уверенный шаг к ликвидации такого понятия, как очередь на жилье. Плюсов в таком решении квартирного вопроса много. С Минобороны снимаются непрофильные функции заказчика и строителя жилья. Военнослужащий сможет самостоятельно выбирать место жительства, вне зависимости от наличия у Министерства обороны готового жилья для распределения. Также сам человек определит площадь приобретаемой квартиры, ее планировку, этаж. А может быть вообще предпочтет не квартиру, а частный дом. Немаловажный и очевидный плюс ЕВД – практически полное исключение возможности реализации "серых" и коррупционных схем при обеспечении военнослужащих жильем.

Но, в то же время очень важно не забывать про такую вещь, как инфляция. И мы просим, в том числе вас, осуществлять депутатский контроль за тем, чтобы сумма, которая будет выплачиваться военнослужащим для покупки жилья, индексировалась с учетом инфляции. На сегодня те деньги, которые будут предоставляться военнослужащим, достаточно серьезны. Суммы ЕДВ, особенно в регионах, позволят военному человеку приобретать достаточно хорошее и качественное жилье. Есть определенные проблемы по Москве и Санкт-Петербургу, но, например, на территории Новой Москвы на заложенные в формулу субсидии средства можно без труда подыскать и приобрести достойное жилье.

Еще раз хочу сказать, что мы со своей стороны будем поддерживать контакт по линии Экспертного совета, секции, которая занимается проблемами военнослужащих, а также по линии секции, возглавляемой Татьяной Николаевной Москальковой, которая занимается вопросами правоохранительного блока. Спасибо за внимание. Уверен, что наша работа даст на выходе зримый прикладной результат.

(Аплодисменты).

Председательствующий. Спасибо, Антон Владимирович за активное участие и интересные предложения.

Слово предоставляется Кондрашеву Леониду Викторовичу, главному археологу города Москвы, заместителю руководителя Департамента культурного наследия Москвы.

Кондрашев Л.В. Дорогие друзья, когда я сегодня зашел в стены Думы, первое, что я увидел, увидел большой экран, где было написано, что 2014 год является годом культуры. Сей знаменательный факт позволяет мне не рассуждать долго о том, почему важна культура и что для этого надо сделать, а сосредоточиться на анонсировании работы секции культура, для чего она нужна и, что полагается сделать.

Ну, прежде всего, должен сказать, что в настоящее время происходит, по сути, революция в осознании культуры, теоретическая мысль ушла далеко вперед. Но что отрадно заметить, в законодательной деятельности во многом те постулаты, которые есть, наше законодательство опередило. Например, в сфере культурного наследия базовый закон был принят Государственной Думой в 2002 году. А, например, конвенция Совета Европы по сохранению культурного наследия ... 2005 года была принята гораздо позже. Так вот многие постулаты нашего закона во многом предвосхитили текст этой конвенции в связи с тем, что авторы этого законопроекта и те эксперты, которые консультировали создание этого проекта были в курсе тех тенденций, которые существуют.

Так вот главное, о чем говорит и наш закон, и, прежде всего, четко формулирует Конвенция о том, что культура является динамической системой. И мы должны говорить, прежде всего, не о сохранении культуры, как о статическом элементе, а об управлении культурными ресурсами. И вот в этом очень важно, чтобы был создан каркас, та законодательная база, которая существует и которой нам, практикам очень сильно не хватает.

Поэтому, прежде всего, работа в Экспертном совете это не только, что ли наш вклад в законодательную работу, но и то, что мы ждем от законодателей, от законодательной ветви власти для наших работ.

Поэтому сосредоточиться, прежде всего, на основных проблемах, которые есть. И, прежде всего, они связаны, наверное, с качеством образования и подготовки тех профессионалов, которые будут работать в области культуры, потому что вопрос качества культуры сейчас один из самых острых. Например, в этом, в прошлом уже году прошёл съезд реставраторов, и вопрос качества работ был отмечен как наиболее острый, отсутствие качества означает прежде всего отсутствие системы, которая уже практически стоит на коленях, системы подготовки этих кадров, и профессионалы об этом говорят очень остро. Отсюда многие проблемы и в сфере народных промыслов, сохранения народных промыслов, которые умирают, проблема в сохранении музейных коллекций, особенно передача в музейный фонд археологического наследия. И должен отметить, что в прошлом году был принят закон специально об усилении ответственности в сфере археологического наследия, который дал нам новые возможности, например, определил понятие археологического предмета и дал нам новые возможности в работе. Вот отсюда я хотел бы более подробно анонсировать саму, так сказать, работу секции.

Ну, во-первых, должен высказать признательность организаторам Экспертного совета, что действительно, судя по списку, который был предоставлен, в совет приглашены действительно эксперты. Потому что, ну, и я так всегда считал, и считали многие коллеги, что человек в своём профессиональном росте проходит три стадии: ученика, собственно, специалиста, и когда мнение специалиста становится уже актуальным для окружающих, он становится экспертом. В том списке, который был предоставлен, в нашей области и в смежных областях, о которых я могу иметь суждение, приглашены именно такие люди.

Второй немаловажный факт, что организаторы Экспертного совета не побоялись пригласить практиков, которые сосредоточены на профессиональной деятельности, но как интеллектуальные люди, имеющих совершенно разнообразные политические взгляды. И анализируя этот список, я понимаю, что Экспертный совет создавался не для галочки, так сказать, не из сторонников фракции, не из людей, которые выражают определённые политические взгляды, а именно из специалистов, чей голос должен быть, в общем, услышан, как я уже говорил, это чрезвычайно важно.

И также хочу отметить, что, по крайней мере, по деятельности той секции, что приглашены достаточно опытные и яркие полемисты. И часто их мнения расходятся. Но тем не менее даже если мы не соглашаемся с их точкой зрения, их мнение чрезвычайно важно и полезно для ведения последующей работы. Поэтому надеемся, что заседания нашей секции станут ярким, запоминающимся, и главное, полезным событием, Будет очень важно рассмотреть прежде всего тот базовый закон, который, как я уже говорил 2002 года, который уже так долго ходит в стенах Государственной Думы, что он уже будет уже сродни самой археологии вот, что будет рассмотрен вопрос правового статуса музейных коллекций, а также перехода их из археологических предметов в государственную часть музейного фонда Российской Федерации, этот тезис чрезвычайно важный, но методически ещё не отработан, а также и сам базовый закон о культуре, который, на наш взгляд, требует достаточно много поправок. И спасибо организаторам, что выбрали самого мрачного и, что ли, немногословного археолога для того, чтобы я уложился в регламент. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо, Леонид Викторович. Спасибо.

Продолжим медицинскую тему. Слово предоставляется Ковалькову Алексею Владимировичу – доктору медицинских наук, руководителю клиники. Пожалуйста, Алексей Владимирович.

Ковальков А.В. Здравствуйте, коллеги, друзья. Сегодня мне хотелось бы поговорить, наверное, о самом главном, что есть у каждого из нас, о здоровье. Ну, в общем-то, это логично – врач рассказывает о здоровье. И о здоровье человек думает тогда, только тогда, когда он действительно заболевает. Когда беда приходит в дом, все мы вспоминаем: а вот там где-то, что-то.

Больше того, как врач, имеющий большой опыт работы с пациентами, я убежден, что здоровье человека зависит не от лекарств, и не от работы медицины в целом, а от того образа жизни, которую он для себя определил, которую он для себя построил.

Несколько лет назад к нам пришла рыночная экономика и вместе с ней пришли проблемы с экологией, проблемы с питанием. Нами сейчас руководят буквально сети, они существуют и в продаже продуктов, и именно эти сети, сетевые магазины, они определяют те продукты, которые поступают к нам на прилавок, и они диктуют свои условия производителям, даже самым крупным производителям товаров. Чтобы войти в эту сеть, надо заплатить колоссальные деньги и честный фермер, допустим, который делает качественную продукцию, он просто моментально вытесняется финансовыми рычагами из этой структуры. От сети требуют сделать как можно дешевле, как можно яркая упаковка и товары, которые бы привлекали внимание, чтобы человек купил один раз, подсел и купил ещё, и ещё, и ещё.

В данной ситуации очень важным является, так называемая, функция осознанной необходимости. Если человеку рассказывают по телевизору в рекламных роликах каких-то, кстати, у нас парадоксальная вещь существует на телевидении. У нас в одном рекламном блоке могут говорить о здоровом образе жизни, рекламируя какой-то фитнес центр, и в этом же рекламном ролике рекламирую, ну, так скажем, мягко говоря, не здоровые продукты питания.

Так вот, как бы человеку не говорили о том, что надо вести здоровый образ жизни, пока он не понимает, для чего ему это нужно, например, отказ от мучного, сладкого, пока он не поймет на собственном примере или на примере своих знакомых, что такое сахарный диабет, что такое заболевания страшнейшие, которые присутствуют и становится инвалидами от этих заболеваний, он вряд ли задумается и будет пропускать информацию мимо ушей.

Поэтому очень важным является в данной ситуации рассказать, объяснить механизм действия тех добавок, которые мы употребляем с продуктами питания. А каждый из нас, житель города в среднем употребляет четыре килограмма химических веществ в год. Представьте себе, несколько пачек стирального порошка мы употребляем только со всевозможными химическими добавками. И сейчас нет ни одного продукта, в который бы они не входили. Если вы возьмете соусы, которые так любят у нас в России, вот кетчупы знаменитые, они просто нашпигованы этой химией. И никто сейчас не читает этикетки, потому что их без лупы прочесть невозможно.

Но самое страшное творится в провинции. Не могут финансово обеспечить своим детям нормальное питание, не могут обеспечить сладость, им бы просто прокормить семью. И поэтому хочется детей чем-то порадовать, и родители покупают им сладкую воду. Вот, представьте себе, вот в такой маленькой бутылочке сладкой воды, будь это "Кола", "Спрайт", не важно, что, содержится суточная доза углеводов. А ребенку покупают 2-литровую бутылку, которую он выпивает в течение нескольких часов. Колоссальная нагрузка на поджелудочную железу, при которой выделяется огромное количество инсулина, приводит к тому, что в течение 6 лет развивается сахарный диабет второго типа. Нас сейчас 60 процентов учеников имеет углеводную зависимость и примерно ещё 80 процентов из этих 60-ти имеют уже толерантность к инсулину, это преддиабет.

Поэтому, я считаю, что сейчас необходимо на законодательном уровне ввести уроки диетологии в школах, чтобы дети сами понимали, какую воду они пьют, сами понимали, какой едой их кормят их родители, чтобы они, приходя домой говорили: "Мама, ты мне не то готовишь". И когда мама спрашивает: "А что тебе приготовить?", ребенок ей четко рассказывал, что такое белки, жиры, углеводы, из чего состоит, как взаимодействует, как усваивается этот продукт, как он влияет на его здоровье.

Если родителей мы перевоспитать уже не можем, то, по крайней мере, поколение мы сохраним. В противном случае мы получим поколение больных сахарным диабетом, и это уже вопрос национальной безопасности, потому что это вопрос службы в армии, это вопрос трудоспособного населения, которое должно выплачивать нашему поколению пенсию, и это вопрос, в общем-то, нашей нации как таковой.

И, я считаю, что вот это образование в школе обязательно должно вестись. Причем это не требует огромных финансовых вложений. Достаточно на первых порах, я понимаю, что в каждую школу диетолога не пришлешь, но можно создать фильмы, которые, я помню, в школе нам демонстрировали эти фильмы, мы с удовольствием смотрели там про природу, про физику. Можно отснять такие фильмы, распечатать их, это копеечные дела, послать в каждую школу. Я не говорю, что в каждой школе есть Интернет...

Председательствующий. Алексей Владимирович, я извиняюсь, регламент.

Ковальков А.В. Хорошо. Ещё одно слово только скажу. Мы сейчас... Всячески во всём мире идёт обеспечивание программы консультации через Интернет. 8 ноября прошлого года, на заседании правительственной комиссии по вопросам охраны здоровья граждан Премьер-министр РФ Дмитрий Михайлович Медведев призвал расширять практику дистанционного консультирования – телемедицинских консультаций и оказания медицинской помощи посредством интернета. Глава правительства отметил, что этот вопрос особенно актуален для населенных пунктов, до которых очень трудно добраться из-за погодных условий.

В связи с этим, по мнению Д. М. Медведева, необходимо развивать инфраструктуру высокоскоростной связи с регионами. Глава каб. министров поручил Министерству связи и массовых коммуникаций проработать различные варианты преодоления "цифрового неравенства"У нас консультации врачей через Интернет запрещены законодательным образом. Врач может консультировать только в стационаре, в клинике или в больнице, или в машине скорой помощи. Всё. На этом фоне возникает огромное количество шарлатанов, целителей всевозможных, которые просто гробят людей. Ни один врач законодательно не имеет права дать ни одну консультацию. Четыре года тюрьмы за это положено и уже сажают реально врачей. В то же самое время бездари, всякие выскочки, они консультируют и гробят людей. И я считаю, надо ввести в законодательство параметры, разрешающие врачам консультировать через Интернет, но только в условиях лицензированного медицинского учреждения, клиники, разрабатывать программы для этого, создавать специальный центр, потому что мы не можем во все регионы, во все клиники обеспечить специалистов узких. Дай бог там терапевты работают и их не хватает. Вот это кратко два предложения, которые я хотел озвучить. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо вам большое, спасибо.

Наша партия и фракция традиционно тесно взаимодействует со свободными профсоюзами, и я предоставляю слово Ковальчуку Игорю Васильевичу, члену совета конфедерации труда. Пожалуйста, Игорь Васильевич.

Ковальчук И.В. Добрый день, уважаемые коллеги. Сегодня мы уже слышали о том, что рабочему человеку на зарплату невозможно содержать семью. То есть человек, который просто работает на одной работе, он не в состоянии обеспечить нормальный уровень жизни своих близких. И в этой связи мы полагаем, что основным вопросом для нас является возможность работников защищать свои права коллективно. Несмотря на то, что есть очень много претензий к Трудовому кодексу со стороны работодателей, что якобы он очень жёстко регулирует отношения работников и работодателей, и в большей степени отражает интересы работников, что он, в общем-то, и должен делать, потому что это защитительный механизм. Защитный механизм. Тем не менее, несмотря на этот Трудовой кодекс, работник у нас остаётся бесправным. И несмотря ни на какие требования Трудового кодекса у нас продолжают процветать первые зарплаты. У нас продолжают людей увольнять по ничтожным основаниям и очень сложно восстановиться в суде. Поэтому мы считаем, что и в связи с этим была создана секция при Экспертном совете, которая будет заниматься трудовыми правами. В связи с этим у нас есть несколько предложений, которые могли бы и, с нашей точки зрения, должны быть там рассмотрены.

Хочу в качестве примера привести ситуацию с проведением Чемпионата мира по футболу, предстоящим в нашей стране. Был принят закон, который вроде бы, на первый взгляд, достаточно невинный, который регламентирует правовые отношения в области подготовки к этому чемпионату. Однако без согласования с Российской трёхсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений в этот закон были внесены положения, которые отменяют часть норм Трудового кодекса для тех работников, которые привлекаются для подготовки этого чемпионата и работы во время его проведения. Несмотря на то, что было принято решение Российской трёхсторонней комиссии о том, чтобы Минспорт инициировал внесение изменений в данный закон, тем не менее мы уже третий месяц ведём переговоры с Минспортом и всё ещё не можем достигнуть согласия. И мы, конечно, очень надеемся на помощь фракции в этом вопросе.

В целом же хотел отметить, что мы полагаем, что необходимо принять какой-то консолидирующий закон, который бы повышал степень защищённости работников, их право на объединение в профсоюзы. В частности, мы считаем, что такие изменения должны быть внесены в положения, которые касаются обеспечения права на забастовку, которые касаются расширения базы коллективных переговоров, потому что это способ избегать конфликтов с тем, чтобы была возможность вести коллективные переговоры не только там, где профсоюзы находятся в меньшинстве, а использовать международный принцип, когда на предприятии есть профсоюз, он тогда и ведет коллективные переговоры.

Должна быть четкая регламентация заключения, так называемых отраслевых соглашений, которые регламентируют общие условия труда в конкретных отраслях. К сожалению, на сегодня они являются достаточно формальными и переписывают просто положение законодательства. Также в Трудовом кодексе сегодня отсутствует такое понятие, как профессиональное соглашение. Между тем, есть определенные группы работников, у которых существенная специфика труда, это летчики, моряки, шахтеры и так далее. И сейчас эта работа уже началась, в частности в законодательстве. Потому что уже существуют нормы, которые устанавливают особенности труда для спортсменов, особенности труда для шахтеров. Тем не менее мы считаем, и в коллективно-договорной практике также должны быть учтены эти особенности. Также должны вернуться гарантии для профсоюзных активистов на предприятиях. Не секрет, что очень часто по формальным основаниям людей активных увольняют и практически люди теряют работы, люди теряют заработок.

В связи с этим мы уже неоднократно обращались и в правительство, и к работодателям, действуя через российскую трехстороннюю комиссию с идеей установления уголовной и административной ответственности для работодателей, которые злостным образом препятствуют деятельности профсоюзов. Также полагаем, что эта идея могла бы быть обсуждена в рамках нашей секции.

Кроме того, существует такой аспект, как в законе "О профсоюзах" предусмотрена норма, в соответствии с которой деятельность профсоюза может быть приостановлена либо прекращена административно без решения суда в случае, если они будут обвинены, либо будут заподозрены в экстремистской деятельности. Это противоречит международному законодательству, и такая норма должна быть исключена. Также мы полагаем, что профсоюзы должны быть исключены из положений законодательства о некоммерческих организациях, которое касается иностранных агентов.

Несмотря на то, что, по сути, да, если внимательно изучать законодательство российское и международное формально профсоюзы не подпадают, однако в своей практике мы сталкиваемся с тем, что нас пытаются рассматривать, наши членские организации пытаются рассматривать, как иностранных агентов.

Председательствующий. Игорь Васильевич, регламент.

Ковальчук И.В. Да, спасибо.

И, наконец, последнее, о чем я хотел сказать. Сейчас Минтрансом России внесен законопроект о допуске к работе на российских авиалиниях иностранных пилотов. Этот вопрос рассматривается в Госдуме, он был рассмотрен на российской трехсторонней комиссии и получил однозначно отрицательный отзыв профсоюзной стороны РТК. Тем не менее в Госдуме он преимущественно поддерживается, как мы знаем. По нашему мнению, такое решение приведет к тому, что у нас деградирует образование в области обучения пилотов. Это приведет к тому, что наши пилоты не смогут продвигаться по служебной лестнице и, в конечном счете, это будет причиной снижения, так называемой мобилизационной готовности.

Поэтому я хотел бы попросить, чтобы фракция внимательно посмотрела еще раз этот вопрос. Может быть, даже нужно устроить встречу с представителями пилотов, они к этому, естественно, готовы, с тем, чтобы вопрос о поддержке или не поддержке этого законопроекта. Спасибо огромное за приглашение и спасибо тем, кто не ушел и всё это выслушал. Спасибо. (Аплодисменты).

Председательствующий. Спасибо, Игорь Васильевич. Будем тесно с вами работать и прислушиваться к вашим рекомендациям.

В последние годы в Госдуме, к сожалению, почти не звучит тема экологии. Мы намерены исправить это положение.

Я предоставляю слово руководителю группы экологии института Академии наук Рогинко Сергею Анатольевичу.

Пожалуйста, Сергей Анатольевич.

Рогинко С.А. Уважаемые коллеги! Во-первых, хотелось бы сразу поблагодарить за честь выступать здесь. Под руководством Сергея Михайловича в различных советах, и Совета Федерации, прежде всего, я работаю уже 12 лет. И всегда, должен сказать, что эти органы отличаются достаточно широким взглядом на вещи и очень конструктивным подходом.

С чего начну? Прежде всего, хотел бы оспорить одно из положений нашей правоустанавливающей бумаги, а именно Положения об Экспертном совете. Речь идет о том, что Экспертный совет не должен ориентироваться на политическую деятельность. То есть как это не должен? Конечно, должен. Всё, чем мы занимаемся – это политика. Взять ту же самую экологию, которой мы занимаемся. Политикой является всё, начиная от ГМО, за которое не отвечает никто, и кончая парниковыми газами, за которые, вроде хотят отвечать все, но в основном хотят на этом получать деньги. Это всё политика.

Вот не далее, как в прошлую пятницу наша экологическая секция провела первое "пристрелочное" заседание, и все согласны, что экология – это большая и очень большая политика. Потому что, смотрите, до сих пор экологическая политика в нашей стране носит ну как бы сказать имитационный характер. Вот есть у нас экологическая доктрина, правильно? Есть. Она работает? Нет, не работает. Любого эколога спросите – не работает. Вот есть документ, хорошо написанный, хорошим языком, изданный на неплохой бумаге. Почему не работает? Да вы спросите любого студента на третьем курсе менеджмента в любом университете. Да потому что любая программа, которая принимается, она должна быть подкреплена организационной системой управления, которая эту программу реализует. А здесь программа висит в воздухе, и все вроде делают вид, что всё хорошо.

Что касается реальных функций министерств, реальной нормативно-правовой базы, то она у нас запутана, она у нас противоречива, она у нас недостаточна. Функции министерств друг с другом пересекаются, министерства друг друга дублируют. А, с другой стороны, есть полная лагуна, есть чистые белые пятна и в законодательстве, и в нормативке.

Вот я хотел подпиарить один проект, который проведен нашими коллегами – это Экологического комитета РСПП. Там была заказана масштабная работа и проделан анализ всех экологических проблем и уровня закрытости этих проблем нашей нормативно-правовой базой. И там обнаружилось то, что коллеги называют 40 абсурдов, то есть либо функции министерств перепутаны, либо за важнейшие вопросы не отвечает никто, либо те нормы, которые приняты, работают просто контрпродуктивно.

Ну, возьмем, например, просто как у нас оценивается деятельность Минприроды. Вообще-то говоря, во всех европейских странах она оценивается по уровню экологической ситуации в стране. Нет, у нас оценивается по уровню штрафов. Вот сколько штрафов собрали, кто штрафов больше собрал, тот и молодец. А что там реально творится на наших природоохранных объектах, по большому счету, не волнует.

Поэтому что хотелось бы сказать? Наша экологическая секция настроена решительно и по-боевому. Презентацию проекта "40 абсурдов в экологии" мы проведем в самое ближайшее время. И хотели бы вас, Сергей Михайлович, на эту презентацию пригласить.

Кроме того, есть ещё ряд других вещей. Та же самая тема ГМО, которую мы под вашим руководством, Сергей Михайлович, развивали и в Совете Федерации. И регламент. Есть ещё пара минут? То есть здесь мы готовы выходить на серьезные законотворческие инициативы, и на серьезные просто предложения по решению федеральных и региональных программ. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо.

(Аплодисменты.)

Слово предоставляется Сиваеву Сергею Борисовичу директор направления "Городское хозяйство" Фонда "Института экономики города".

Пожалуйста, Сергей Борисович.

Сиваев С.Б. Добрый день, уважаемые коллеги. Буду вписываться в регламент.

Я буду говорить о работе нашей секции, которая будет связана с жилищно-коммунальным хозяйством. В отличие от многих других проблем эта тема звучит в стенах Думы достаточно часто, потому что социальная острота этой проблемы чрезвычайна. Но, к сожалению, на мой взгляд, совершенно очевидно, что те решения, которые принимаются в последнее время, в большинстве своем обладают несколькими существенными недостатками.

Первое. Они принимаются, по существу, без серьезного экспертного и политического обсуждения, то есть, как правило, они протаскиваются достаточно быстро через правительственные структуры и это первая серьезная беда, отсутствие серьезного экспертного обсуждения.

Вторая проблема. Эти решения ориентированы на серьезную централизацию всех полномочий. Если мы говорим о ЖКХ, то традиционно это вопросы либо самих жителей и органов местного самоуправления в первую очередь. Жилищно-коммунальный сектор потому и называется коммунальным, что это проблемы поселенческие. У нас все больше и больше компетенции, связанные с принятием решений в этом самом жилищном коммунальном секторе, концентрируются на уровне федеральных структур, а местные органы власти служат только исполнителями их воли.

И третье. Третья очень тревожная тенденция заключается в том, что, как правило, эти решения не системны. Вместо системного анализа проблем пытаются найти достаточно простые ответы на сложные вопросы. Почти всегда эти ответы неправильные и сводятся к тому, чтобы усилить административный контроль, усилить административное давление, по существу, ещё раз попытаться на один оборот завернуть гайки, хотя такое впечатление, что вот-вот резьба этих гаек сейчас будет сорвана. Несколько примеров тому.

Год назад в стенах Думы голосовался закон "О капитальном ремонте многоквартирных домов". Первая версия закона вообще была беспрецедентна, потому что предлагалось ввести обязательный платеж для собственников жилья и собирать все деньги на уровне региональных операторов. По существу, формировалась такая система МММ в государственных масштабах на региональном уровне.

Благодаря усилиям, в первую очередь Галины Петровны Хованской и экспертного сообщества ситуацию удалось несколько вырулить. Сейчас существует две сейчас возможности – альтернативы: либо деньги вносить в фонд этого самого регионального оператора, либо эти деньги можно жителям оставлять в масштабах дома и принимать самостоятельные решения.

Но история далеко не закончена, там все равно крен в сторону вот этих самых чиновничьих решений в формате регионального оператора по-прежнему остается. И мы видим одной из своих важных задач, как раз Экспертного совета сейчас подготовить законопроект, который будет позволять людям делать гораздо больше с их собственными деньгами и принимать самостоятельные решения.

Вообще, если говорить о ЖКХ в формате 7 минут, то я хочу сказать, что одна из базовых проблем жилищной политики заключается в том, чтобы даже не столько строить новое жилье, сколько повышать комфортность и энергоэффективность существующего жилья. Простой пример приведу.

Объем банковских кредитов в модернизацию многоквартирных домов в странах Центральной Европы, в бывших соцстранах, сейчас больше, чем объем ипотечного кредитования. Государство стимулирует собственников помещений в многоквартирных домах, стимулирует банковскую систему кредитоваться в термомодернизацию, повышения эффективности многоквартирных домов.

Наша проблема не в том, что у нас высокие тарифы. Наша проблема в том, что мы слишком много потребляем ресурсов. Мы потребляем ресурсов в нашем жилом секторе в два раза больше, чем в сопоставимых климатических условиях в тех же, например, скандинавских странах.

В этой связи очень характерный пример. В конце прошлого года очень быстро был проголосован закон, такой очень симпатично выглядящий "Об ограничении платежей за коммунальные услуги населению". Но на самом деле, если прочитать этот закон, то он, по существу, убивает задачу повышения энергоэффективности. Зачем заниматься приборным учетом, зачем сокращать потребление энергоресурсов, если за коммунальные услуги государство с вас обещает больше не брать?С точки зрения мотивации людей это чрезвычайно опасное явление, которое ещё неоднократно отзовется в реальной жизни.

Ещё один пример. Сейчас интенсивно продвигается закон о государственном лицензировании управляющих компаний. Я думаю, что те люди, которые занимаются управлением жилой недвижимостью профессионально, должны, в общем-то, максимально активно отнестись к этому законопроекту, потому что он на самом деле способствует дальнейшему сращиванию ещё не родившегося бизнеса по управлению недвижимости с властью. Он, это бизнес, и так сегодня на 80-90 процентов нашего рынка управляющих компаний – это вчерашние ЖЭКи, которые контролируются органами власти. Теперь это будет в 100 процентах, потому что новых игроков туда не пустят, гайки завернут таким образом, что ни один реально интересующийся этим сегментом рынка бизнес в этот сектор не войдёт.

Более того, этот закон ещё распространяется на объединения граждан, на товарищества собственников жилья. Нам предлагают лицензировать некоммерческие организации, которые созданы самими людьми для того, чтобы управлять собственными домами, принимать собственные решения. В том случае, если в ТСЖ входит более чем один дом, то ТСЖ это должно иметь оицензию. Конечно, черти всегда в деталях, но вот такой тренд – найти лёгкие решения для сложных содержательных проблем, – он чрезвычайно характерен для тех изменений, которые вносятся сегодня в части жилищного законодательства и, на наш взгляд, вот таким популистским подходам нужно оказывать очень серьёзное и квалифицированное сопротивление.

И последний тезис, на чём хочу остановиться. Есть жилищный сектор, и есть коммунальный сектор. На самом деле это разные секторы экономики, потому что коммуналка – это монополия, коммуналка – это зона ответственности муниципальных органов власти по 131-му закону об органах местного самоуправления.

Так вот, мы много говорим о том, что топливно-энергетический комплекс диктует нам правила игры. Я хочу подчеркнуть, что топливно-энергетический комплекс сегодня съел по существу коммуналку, потому что финансовое положение водоканалов за последние 3 года, финансовые результаты работы сектора за 3 года отрицательные. Каждый год суммарный российский водоканал работает с убытком. Та же самая история настигла и системы централизованного теплоснабжения. Почему так происходит? Ответ очень простой. Потому что есть предельные индексы роста тарифов. Сначала растут тарифы по высоким индексам для газа и для электроэнергетики, а всё остальное, что останется от средних индексов чуть-чуть увеличивает стоимость воды и тепловой энергии.

У нас куб воды сегодня стоит 15 рублей в среднем по стране. Сколько у нас стоит бутылка воды в буфете? Минимум – 50 рублей.

Вот сопоставьте эти цифры и поймёте, что в коммунальном секторе тоже много серьезных проблем Почему так происходит? Разные лоббистские возможности. Очень легко объяснить большие финансовые нужды Газпрома, и очень трудно объяснить финансовые потребности конкретного муниципального небольшого водоканала.

Вот наша задача в рамках Экспертного совета попытаться сформировать ещё и вот такую экспертную защиту коммунального сектора для того, чтобы его интересы были достойно представлены и на уровне принятия законодательных решений. Спасибо. (Аплодисменты.)

Председательствующий. Спасибо.

Слово предоставляется Константинову Анатолию Николаевичу, проректору по социально-культурной работе Санкт-Петербургского морского технического университета. Пожалуйста, Анатолий Николаевич.

Константинов А.Н. Уважаемый Сергей Михайлович, Михаил Васильевич, уважаемые коллеги!

Позвольте я выступлю не как представитель высшей школы, а как представитель общественной организации, Российского творческого союза работников культуры, зампредседателя, которым я был недавно избран.

Уже вот Валерий Степанович Третьяков обозначил некоторые проблемы, которые решаются или намечены к решению в рамках объявленного президентом Года культуры.

Мне представляется, что когда объявляют такой вот год, посвящают культуре, то, наверное, это делается для того, чтобы сосредоточить ресурсы государства, бизнес-сообщества с целью решения наиболее сложных комплексных программ и проблем.

Программа Года культуры, как известно, стартовала в Санкт-Петербурге в декабре месяце довольно помпезным международным форумом культуры. И, анализируя вот содержание этого форума и те мероприятия, которые изложены в программе предстоящего года, становится понятно, что рассматривается-то не сфера культуры, как таковая, а лишь отрасль культуры, подотчётная Министерству культуры.

Из 125 мероприятий, которые обозначены в программе этого года, лишь в пяти в графе "ответственные" обозначены общественные организации, всё остальное – это монополия чиновников на культуру. Практически общество исключено из реализации этой проблемы.

Я хочу сказать, что... Давайте я процитирую небольшие фрагменты из Послания президента, которое буквально предшествовало вот этому самому форуму в сфере культуры. Вот что он пишет. "Смысл конституционной нормы о социальном государстве именно во взаимной ответственности государства, общества, бизнеса, каждого гражданина".

И чуть дальше. "Современной России необходима широкая общественная дискуссия причём с практическими результатами, когда общественная инициатива становится частью государственной политики, и общество контролирует их исполнение". Считаю, что все законопроекты, ключевые государственные решения, стратегические планы должны проходить гражданское так называемое нулевое чтение с участием НКО, других институтов гражданского общества. Как при федеральных, так и при региональных органах исполнительной власти необходимо создавать общественные советы. И самое главное – они не должны быть формальным придатком и декоративной структурой, а признаны выступать в роли экспертов, а порой и конструктивных оппонентов, быть активными участниками системы противодействия коррупции. Ведь ничего нового не сказано. Всё это было известно и, более того, апробировано в практике.

Вот справа от меня сидит коллега Алексей Ковалёв. Как он пришёл в политику и стал действительно ярким представителем нашей политической элиты? Он начал с правозащитного движения, защищал центр Петербурга. Вывел на Дворцовую площадь при защите англитера чуть не полгорода и на этом, именно на этом он появился замечательный, яркий представитель, который сегодня является, может быть, одним из ведущих экспертов в области сохранения культурно-исторического наследия.

Вот так получилось, что по левому флангу тоже сидит Елена Григорьевна Драпеко. Вот она, наверное, хорошо помнит как вначале 90-х годов, когда она возглавляла Комитет по культуре Санкт-Петербурга, когда практически бюджет был пустой, на что было нужно делать ставку? Тогда возник общественный совет при Комитете по культуре, который вот эти жалкие ресурсы бюджетные распределял, выстраивал иерархию их распределения и уже чиновники комитета только занимаются реализацией этих решений. А когда встал вопрос о необходимости вернуть в оборот Большой каскад Петергофа, Храм Спасения на крови, то с шапкой по кругу чиновники ходили по тогда ещё только зарождающемуся бизнесу тоже довольно неуверенно стоящему на ногах и собрали необходимые деньги, и тогда были за два-три года решены проблемы, которые до этого десятилетиями при советской власти ленинградская власть решить не могла и был запущен и Петергоф в полном объёме, и восстановлен храм на крови. То есть практически ресурс общественный и бизнеса неисчерпаемые в сфере культуры.

Председательствующий. Регламент.

Константинов А.Н. Уважаемые коллеги, понятно, что если монополия останется за государством и только бизнесом без общества, то вряд ли может двинуться ситуация. Ведь дело в том, что для бизнеса, так сказать, население видится потребителям, а для власти электората. Может быть, вообще традиционная культура – это атавизм, мешающий нормальному развитию общества потребления. Но практика показывает, что спрос на интеллектуалов постоянно растёт. Именно российская элита активно соблазняется Европой и Америкой. На мировом рынке ценятся не просто классные специалисты, а способные на инновационный прорыв интеллектуалы. Тот же мировой опыт показывает, что обладатели высоких интеллектуальных показателей являются носителями высокой культуры.

Как же найти выход в этой ситуации? Безусловно, надо попытаться установить партнёрские отношения между обществом и властью, выстроив общественно-государственную систему управления культурным процессом. Одним из звеньев в этой системе может и должен стать Российский творческий союз работников культуры. Наряду с государственными учреждениями культуры он должен стать общественным органом, отслеживающим, выдвигающим все инновационные ростки в культурной сфере. Имея свои отделения почти во всех регионах страны, союз может и должен стать стартовой площадкой для креативных и талантливых молодых людей. Мы запланировали в этом году провести конгресс лидеров культурных сообществ, некоммерческих культурных организаций. И мне представляется, если "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" окажет здесь поддержку, она не только окажет большую услугу развивающейся культуре нашей, но и поддержит свои региональные отделения, потому что на самом деле именно здесь таится тот креатив, который сегодня нужно пускать в культурный оборот.

Ни для кого не секрет, что сегодня возник новый андеграунд. А это первый симптом того, что возникают тоталитарные тенденции в обществе. И безусловно нам нужно научиться находить диалог между обществом и государством.

Какие первоочередные вопросы необходимо обсудить, в том числе на этом конгрессе и в широкой общественной дискуссии? Это общественно-государственное партнерство в культурно-просветительной работе, воспитание молодежи на культурно-историческом наследии в условиях глобализации, национальное разнообразие и культурная идентификация, культурные бренды субъектов Российской Федерации и развитие туризма, очень важное и коммерчески емкое направление. Культура и шоубизнес. Сотрудничество это или противостояние? Проблема благотворительности, меценатства, восстановление шефской помощи учреждениям культуры и талантливой молодежи. Вопросы, связанные со средствами массовой информации и Интернетом.

Председательствующий. Анатолий Николаевич, извините, пожалуйста, время.

Константинов А.Н. И, конечно же, не только инновационно продвинутых молодых креативных ребят нужно собирать на конгресс, но и создать секцию из заслуженных работников культуры, которые несут в себе традиции культурного наставничества и только в этом взаимодействии можно решить наши проблемы.

Спасибо.

Председательствующий. Вам спасибо. Будем обязательно сотрудничать.

(Аплодисменты.)

Слово предоставляется Косец Ольге Валентиновне – президенту межрегиональной общественной организации по защите и поддержке малого и среднего бизнеса "Деловые люди".

Косец О.В. Спасибо большое за предоставленное слово. Я очень рада, что я, как недобитый представитель малого бизнеса, на самом деле там академик, профессор или кандидат, выступаю именно по секции предпринимательства. Мы в этой секции занимаемся уже очень давно, хотя сейчас Экспертный совет вот так вот консолидировано образовался по всем направлениям площадки при фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ". Поэтому у нас очень было много работы и предложений инициативных на законодательном уровне, и поправки были наши консолидированные. Работали непосредственно и с Министерством экономического развития, и с Министерством регионального развития, со всем корпусом депутатским "СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ", практически, наверное, со всеми я уже знакома, либо сталкивалась по каким-то иным вопросам.

Я, коллеги, зачитаю, потому что иначе у меня просто будет распыленный такой доклад. Я хотела бы сконцентрироваться на конкретных шести вот таких вот законодательных наших инициативах.

Поскольку я теперь уже муниципальный депутат, поэтому я хочу сказать, что муниципалитеты не заинтересованы в развитии сектора малого и среднего предпринимательства. Существует де-факто монопольное право зачастую диктовать заведомо невыгодные условия при заключении договоров аренды, поставки продукции, работ и услуг по муниципальным заказам.

Малый и средний бизнес основной получатель муниципальных заказов и услуг, и уровень этих услуг крайне низок. Задача создать условия, позволяющие муниципальным органам власти видеть эффект от успешного развития в секторе ЕЦП на территории, заинтересовать местные власти, усилить их мотивацию, вовлечение закрепленных за ними налоговых источников от СНП и в мерах поддержки малого и среднего предпринимательства. Ведь именно муниципальные образования – это территория реализации большинства малого и среднего бизнеса, а СНП ключевой инвестор для небольших муниципальных образований.

Поэтому муниципальные образования должны бороться за таких инвесторов, создавать для них привлекательные условия, в том числе через системы налоговых льгот и гарантий.

Поэтому, что мы предлагаем, как выйти из этого положения? Нам видится в изменении схемы налоговых поступлений, расширении прав регионов и муниципалитетов, передача в муниципалитеты поступлений от налога на доходы физических лиц. Необходимо увеличить наполняемость муниципальных бюджетов за счёт дополнительных источников от получения налогов в секторе СНП, перераспределить налоговые поступления от НДФЛ или перераспределить в пользу муниципальных образований налоги, полученные в сферах планового показателя по результатам окончания налогового периода. Перераспределить налоговые поступления от применения упрощенной системы налогообложения в пользу муниципальных образований в объеме 100 процентов или перераспределить в пользу муниципальных образований налоги, полученные сверхпланового показателя по результатам окончания налогового периода.

Необходимо увеличить наполняемость муниципальных бюджетов за счёт дополнительных источников от поступления налогов из сектора СНП НДФЛ и упрощенной системы налогообложения, перераспределив в пользу муниципальных образований налоги, полученные сверх планового показателя по результатам окончания налогового периода.

Необходимо разработать алгоритм обращений в органы местного самоуправления при заключении договоров в сфере муниципальных закупок, выкупа и аренды муниципального имущества, предоставления муниципальной поддержки.

Следующая проблема – это в целом необходимость снижения фискальной нагрузки на бизнес, дальнейшее совершенствование налогового администрирования. Это одна из самых острых проблем. Нужно не разделять по налоговому законодательству участников предпринимательской деятельности на реальных предпринимателей, сознательно выбравших этот путь, развивающихся успешно, эффективно действующих, понимающих и принимающих все риски, связанные со своей деятельностью, на свой страх и риск, и тех, для кого малый бизнес – это просто самозанятость, попытка как-то выжить в сложных экономических условиях самому и прокормить семью. В таком контексте представляется необходимым более правильным и адекватным экономическим реалиям разделять бизнес не по организационно-правовым формам индивидуальный предприниматель или ООО, ОАО, ЗАО, а по реальным масштабам бизнеса, использует ли предприниматель наемных работников учитывать, создает предприятия, наращивает обороты или работает сам в качестве самозанятого. И как результат мы предлагаем предоставить возможность осуществлять деятельность на основе патента самозанятым без регистрации в качестве ИП. Предлагается ввести такую систему налогообложения в виде простых временных патентов без обязательной регистрации в качестве ИП или юрлица для некоторых бытовых видов деятельности. Например, это чистка и уборка помещений, мелкая уличная торговля, сдача в наем жилых помещений, выполнение мелких работ сезонного характера, услуги, оказываемые на дому, например, стирка белья или уход за домашними животными. Это как например.

Далее, наша такая просто мольба и крик – это налоговые каникулы и освобождение от уплаты всех налогов и обязательных страховых взносов.

Председательствующий. Ольга Валентиновна, время.

Косец О.В. Также я хотела бы сказать, что мы занимались поправками по 381-ФЗ. Эти поправки сейчас находятся в Думе, и в первом чтении будут, по-моему, в феврале пройдены. И, на наш взгляд, там очень много недостатков. И я бы хотела обратиться к парламентариям, чтобы учли всё-таки наши пожелания ввести градацию по компенсации тем, кто уже потерял бизнес во время уничтожения нестационарных объектов на протяжении длительного времени – последних двух-трех лет.

И ещё очень такой немаловажный пункт, это отсутствие законодательства про франчайзингу. У нас есть только 54-я глава Гражданского кодекса и полностью отсутствует федеральный закон на этом уровне. У нас есть все эти поправки.

Мои контакты все есть, и мы в нашей секции занимаемся разработками этих поправок, точнее, этого закона. Я хотела бы, чтобы депутаты "СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ" обратили на это внимание, потому что это очень-очень важно.

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо, Ольга Валентиновна. Ваша секция одна из наиболее активных у нас.

Слово предоставляется Салиховской Флёре Маликовне, председателю Общероссийской общественной организации "Комитет солдатских матерей". Пожалуйста.

Салиховская Ф.М. Дорогие депутаты! Здесь много Третьяков Валерий Степанович сказал о несоответствии законов, много сказал Цветков Антон Владимирович о социальной защите семей погибших и членов участников боевых действий. Поэтому я время не буду тратить зря. Я, наверное, передам Вам, Михаил Васильевич, как председателю Экспертного совета, обращение Удмуртского и Краснодарского наших региональных комитетов, которые, рассмотрев и проанализировав подобные законы, выявили в них многочисленные несоответствия. Это что касается несоответствий.

Но я хочу сказать... Вот молодой человек собирается в армию. Тут ведь и здравоохранение играет роль и воспитание. К примеру, воспитание – это то, какое отношение к армии у него дома. У нас армию не ругает только ленивый. А вот посмотреть на себя... Как я воспитала своего сына? Я – солдатская мать. У меня сын служил два года. Я пережила все эти два года, хотя и волновалась постоянно, потому что он служил на границе, и было там не очень хорошо ему между жизнью и смертью. Но я никогда не ругаю армию. Дорогие мои, давайте мы посмотрим, кого мы сами воспитали, кого воспитало общество, когда он учился в школе, в техникуме, в институте, вот такие у меня вопросы возникают по отношению к матерям, и я с ними провожу беседу всегда сама.

Несоответствие закона "О воинской обязанности" и "Об образовании" приводит к некоторым казусам. Вот буквально на днях пришел молодой человек, он заканчивает аспирантуру, он мне говорит: "Флера Маликовна, как мне быть? Мне уже вручают повестку, сказали, что не дадут закончить аспирантуру". Почему так происходит? Потому что раньше нужна была государственная аккредитация самого вуза, а сейчас – только специализации. В постановлении правительства, к примеру, ясно написано, что для тех, кто заканчивает аспирантуру, отсрочка от армии продлевается до 31 декабря 2014 года. А в военкоматах говорят, что в законе "О воинской обязанности" такого основания для отсрочки не предусмотрено.

Уважаемые депутаты! Хочу вам высказать свою просьбу: когда вы принимаете какие-то законы, позовите нас, мы вам обязательно поможем. Скоро начнется сокращение призывного контингента, так как армию будут постепенно переводить на контрактную основу. Но призыв останется. Может быть, нам стоит вернуть в законы "Об образовании" и "О воинской обязанности" те отмененные в свое время отсрочки, из-за которых сейчас молодые мамы с малолетними детьми остаются без помощи мужа. Копейки, которые им выплачивают – всего 7 тысяч рублей – они конечно не лишние, если к тому же у такой девочки есть родители, или кто-то может ей помочь. Но к нам приходят молодые мамы, оставшиеся совершенно одни! И на 7 тысяч рублей с маленьким ребенком ей, конечно, не прожить. Ей не прожить. Может быть, нам вернуть эту отсрочку. Давайте начнем с этого – с малого и посмотрим.

Председательствующий. Спасибо.

Салиховская Ф.М. И еще вторая отсрочка, минуточку, вот есть мама, папа воспитали одного, его отправили в Армию. А вдруг у отца, например, но у меня такой случай вот, буквально недавно разбирала, отец инвалид I группы, но здоровая жена. И говорят, но есть же, кому ухаживать. Дорогие мои, а деньги зарабатывать на лекарства, кто будет? А? Давайте мы вот эти две отсрочки всё-таки посмотрим. Другое дело, где там, есть сестры, братья, это другой вопрос. А где родители воспитали одного и отправили его в Армию, не стали его ни прятать, ни искать ему болячек, давайте такой семье всё-таки мы поможем. Потому что, собирая эти справки, что нужна справка о постороннем постоянно уходе, о постоянном постороннем уходе, это пока соберешь справки, уже молодой человек и домой вернется. Спасибо за внимание.

(Аплодисменты).

Председательствующий. Спасибо.

Уважаемые коллеги, уже по ходу заседания три секции попросили дать возможность выступить, поэтому коллегам по три минуты буквально.

Я предоставляю слово Каминскому Алексею Владимировичу, секция саморегулирования.

Каминский А.В. Добрый день, уважаемые коллеги! На самом деле саморегулирование очень разнородное, сейчас презентацию покажут. Для примера у строителей – это сотни саморегулируемых организаций, объединяющих юридических лиц, а у оценщиков – это 14, объединяющих физических лиц.

О чем идет речь? На самом деле проблем действительно в саморегулировании достаточно много. Подавляющее большинство из них может и должно решить само саморегулируемое сообщество. Тем не менее, несколько вопросов к законодателям, я думаю, что есть.

Первое. Я бы хотел уберечь от того, чтобы попытаться сделать сейчас кодекс саморегулирования, такая попытка была уже пару лет назад. То есть унифицировать, кодифицировать и так далее. Это будет своеобразное прокрустово ложе, что недопустимо.

В то же время есть в общем достаточно лёгкие такие поправки, которые можно было внести, что способствовало бы развитию саморегулирования. Это прежде всего ситуация с компенсационным фондом и ситуация с национальными объединениями. В двух словах.

Компенсационный фонд, кто не знает, то есть любая саморегулируемая организация, её члены должны сброситься в некие суммы на компенсационный фонд. Для оценщиков, например, это 30 тысяч, физические лица. Для СРО, например, строителей, юрлица по 300 тысяч. Деньги немаленькие, для перехода из одной СРО в другую эти деньги теряются. Вот в нашем понимании такая ситуация в общем-то является тормозом для развития саморегулирования, не способствует по крайней мере позитивному развитию.

На самом деле компенсационный фонд, во-первых, бесполезен. За шесть лет, которые саморегулирование существует, выплаты практически отсутствуют. Было несколько выплат у арбитражников и у строителей, и то, потому что не хватило страховки. Ну, а то, что он вреден, я вам один из примеров сказал. То, что банки сейчас ликвидируют и компенсационные фонды остаются там, строители уже потеряли миллиарды рублей. Это тоже не очень здорово.

Предложение к законодателям очень простое. Первое – отменить бесполезный и вредный компенсационный фонд, это такое кардинальное решение.

Второе решение более простое – это при переходе члена СРО из одной СРО в другую компенсационный фонд должен следовать за ним.

Ну и самое лояльное, которое я здесь не показал. По истечении трёх лет, если к члену СРО не было никаких претензий, то идёт возврат компенсационного фонда. Ну хотя бы так.

Значит, национальное объединение – необходимый элемент саморегулирования. И это в общем-то профессиональный регулятор отрасли. На него возлагается очень серьёзная ответственность, полномочия. Это в общем-то и консолидатор, и представители интересов отрасли. Для того, чтобы такие широкие полномочия в общем-то не были использованы в таком не очень хорошем виде, как инструмент, например, недобросовестной конкуренции, они должны быть уравновешены. Уравновешены очень простыми вещами.

Первое. Это, естественно, нацобъединение должно быть одно в отрасли. Это элементарно делается, больше половины СРО, больше половины участников рынка. Должны быть информационная открытость, публичность и запрет. Сейчас я два слова буквально скажу. Информационная открытость. Вот по саморегулируемым организациям в законодательстве прописано, что должно быть на сайте. По нацобъединениям, во-первых, их просто нет в законодательстве общее, что в общем-то необходимо. А в отдельных законах, где есть, например, у оценщиков, там отсутствуют требования по информационной открытости. Таким образом саморегулируемые организации оценщиков обязаны раскрывать достаточно большой объём информации. А национальное объединение, национальный совет по оценочной деятельности, таким требованиям не может не соответствовать.

Поэтому мы считаем, что должны быть прописаны требования по информационной открытости. Обязательно должна быть публичность. Потому что, что такое публичность? Это не только итоговые документы размещаются, как информационная открытость, но и все заседания, вот как сегодняшнее, например, наше заседание, идёт трансляция в Интернет, и это правильно. Потому что не только участвующие здесь коллеги, но и те, кто в общем-то за пределами этой аудитории имеют право знать не только итоговую резолюцию мероприятия, но и участвовать в обсуждении или хотя бы видеть, как обсуждалось, какие принимались решения и так далее.

Ну и запрет на предпринимательскую деятельность в нашем понимании необходимое условие не только на коммерческую, а именно предпринимательскую деятельность. Национальные объединения должны обладать особым статусом в отличие от некоммерческих организаций. В частности, в национальном объединении оценщиков конфликт произошёл в том числе потому, что более 50 миллионов рублей просто транзитом прогнали на счета аффилированных лиц. То есть это вещь недопустимая, национальные объединения должны работать в интересах отрасли, а не отдельных СРО. И именно понимание того, что нацобъединения представляют интересы отрасли, а не крупные СРО, группа мелких СРО, тем более конкретных персоналий, должно быть фактически закреплено, принцип принятия решений. Одно СРО – один голос. Соответственно равные членские взносы.

Председательствующий. Алексей Владимирович, извините...

Каминский А.В. И последнее. Вот он, фрагмент. Когда мы обсуждаем вообще законодательные изменения в тему саморегулирования, нужно просто для себя честно ответить. Эти изменения приведут к развитию саморегулирования или госрегулированию, как это периодически случается?

Спасибо.

Председательствующий. Спасибо.

У нас было ещё две секции, но я не знаю, дождались те товарищи. Секция по сельскому хозяйству, Эдуард Александрович здесь. Пожалуйста. Если можно, буквально три минуты, поджимают.

Ковалев Э.А. Уважаемый Михаил Васильевич, уважаемые парламентарии, уважаемые коллеги! Спасибо большое за предоставленную площадку и возможность выступить от секции по сельскому хозяйству.

В связи с постепенным снижением потенциала энергетического сектора как локомотива экономики, с нашей точки зрения, сельское хозяйство может быть одним из таких точек, которая придаст российской экономике потенциал роста. У нас в России есть все предпосылки для этого. Большой внутренний рынок, возможность импортозамещения наличия близ лежащих экспортных рынков, особенно с учётом тенденции на постоянно растущее население планеты. И наличие природных компонентов, территория, почва и так далее.

Проблемы с сельским хозяйством все вам известны. Ну, в первую очередь, это не конкурентоспособность фермерских хозяйств российских. И эта проблема особенно обострилась после вхождения России во Всемирную торговую ассоциацию. Чрезвычайно высокая кредитная нагрузка сельхозпредприятий, абсолютная нехватка квалифицированных кадров и неэффективность недостаточных мер государственной поддержки. В этой связи мы предлагаем сосредоточиться на трёх приоритетных направлениях законодательных инициатив по актуализации мер господдержки сельского хозяйства в России.

Первое направление – это повышение эффективности и стимулирование эффективности сельхозпредприятий.

Второе направление – это стабилизация доходов сельхозпроизводителей и помощь в минимизации волотильности спроса на продукцию сельхозпредприятий. И привлечение квалифицированных кадров на село.

Пару слов о повышении эффективности сельскохозяйственных производителей. Здесь мы считаем, что одним из направлений должно быть вообще колоссальный принципиальный пересмотр господдержки. Фокус, с нашей точки зрения, должен быть сделан парламентариев отход от системы компенсации субсидий по принципу, на что, переход на модель субсидий за результат. Здесь могут быть примеры, такие как, и эти примеры активно используются в практике зарубежных стран. Это погектарной компенсации в растениеводстве или на поголовье скота в животноводстве за достигнутый результат.

Эти стимулы должны стимулировать сельхозпроизводителей сокращать расходы и увеличивать качество продукции. Другим направлением повышения эффективности сельхозпроизводителей, мы считаем, что должны быть стимулы, и необходима модернизация производственных помещений и спецтехники. Важно, что необходимым условием получения такой помощи со стороны сельхозпроизводителя должно стать более оптимальное использование факторов производства, в первую очередь, сокращение издержек. И повышение эффективности труда рабочих.

Важно следующее направление...

Председательствующий. Эдуард Александрович, извините, время поджимает. Тема большая, мы её обязательно ещё обсудим подробно. Обязательно.

Ковалев Э.А. Позвольте мне тогда сосредоточиться на двух тезисах?

Председательствующий. Да, да, да.

Ковалев Э.А. Мы считаем, что стимулирование расходов на внедрение достижения научно-технического прогресса абсолютно не стимулируется в настоящее время. И такая мера, как поддержка молодых предпринимателей, молодых фермеров, так называемых стартапов, в области сельского хозяйства требует большой поддержки, равно как и поддержка сельхозпроизводителей на зарубежных рынках, которые в настоящее время практически отсутствуют и присутствуют в некоторых элементах зерновых на рынках Ближнего Востока.

Спасибо большое.

Председательствующий. Спасибо. Проведём одно большое заседание по теме сельского хозяйства.

У нас есть ещё Носков Олег Анатольевич. Секция садоводов. Я очень прошу, ну буквально три минуты, потому что заранее нам не представили вас, поэтому три минуты.

Носков О.А. Уважаемый Сергей Михайлович, уважаемые коллеги – эксперты! Ну я очень коротко.

Что касается вопросов садоводства. Наша секция создана по проблемам законодательства в сфере садоводства. Каждый практически на сегодняшний день, особенно в центральных регионах, это Московская область, Ленинградская область. Даже в Московской области садоводов насчитывается порядка 5 миллионов человек.

Поэтому проблемы очень значимые и важные. Потому что, что на сегодняшний день садоводческое общество? Это имущество общего пользования, которое никому не нужно, никто его содержать не хочет по большому счёту. И редко кто из садовых товариществ ведёт это хозяйство надлежащим образом.

В том числе и в части водоснабжения, электроснабжения. Что касается электроснабжения. Мне просто посчастливилось видимо, я и сам садовод и работаю в сетевой компании, как бы в естественной монополии, входящей в структуру Россетей. Могу сказать, что вопросы электроснабжения, они настолько остры, что выходят на уровень судов, на уровень различных надзорных органов, федеральных антимонопольных служб. Законодательство в области электроснабжения, оно очень несовершенно. Вопросы даже касаемые объектов электросетевого хозяйства, это имеется в виду линии электропередач, трансформаторные подстанции, между собой садоводы ну не просто ругаются, идут целые настоящие войны, делят эти киловатты, при этом даже не понимают, что это такое на самом деле. И эти вопросы, что касается нашего 66-ФЗ, это "О садоводческих, огороднических, дачных и некоммерческих объединениях граждан", они затрагивают темы земельного законодательства, Градостроительного кодекса, Гражданского кодекса, а также различных постановлений правительства, подзаконных актов. Поэтому наша секция уже отчасти наработала определенные материалы. Я уже не буду как бы ваше время тратить на это на всё, но хочу сказать, что всем хотелось бы пожелать, чтобы участвующие эксперты во всех секциях, в том числе, и в нашей, подходили к вопросу профессионально. Не с точки зрения просто разговоров, а с точки зрения буквальности написания законодательства, причем, грамотного.

Всё, спасибо большое.

Председательствующий. Спасибо. Этого мы от вас и ждем.

(Аплодисменты.)

Завершаем наше заседание.

Я хотел бы предоставить слово моему заместителю Чуеву Александру Викторовичу. И потом Сергей Михайлович – заключительное слово.

Чуев А.В. Ну я тогда с места, коротко.

Уважаемые коллеги, прежде всего, хочу поблагодарить всех, кто, во-первых, пришел и выступил к нам. И, во-вторых, кто дождался, так сказать, завершения нашего заседания. Мы действительно хотели собрать профессионалов, прежде всего, не относящихся именно к нашей партии, в том числе, и даже тех, кто будет нас критиковать. Не все, к сожалению, не все смогли выступить, это понятно, потому что мы ограничены рамками нашего заседания. Мы, конечно, не все вопросы затронули, и, в частности, мы обязательном будем заниматься, кроме того, о чем, здесь уже говорилось на выступлениях, и вопросами пенсионной реформы, потому что мы понимаем, что здесь очень сложный идет процесс, скажем прямо. Мы будем заниматься и вопросами, связанными с таможенным делом. Сегодня у нас очень большая группа, серьезная, целый координационный совет есть в Государственной Думе, который наш коллега, господин Брячак, курирует. И здесь есть много вопросов, связанных именно с тем, что таможня у нас практически наравне, превышая даже налоговую службу,является наполнителем нашего федерального бюджета. Вообще-то это ненормально и только наша страна вообще показывает такие результаты. Но это отдельный вопрос. Я коротко касаюсь буквально.

Что касается жилья, мы, безусловно, будем обсуждать этот вопрос ещё и в разрезе "Стратегии-2020". Мы не касались этого сегодня здесь, но если мы посмотрим внимательно эту стратегию, там предлагается нам не увеличивать темпы строительства жилья, а, как мы здесь сегодня слышали от наших выступающих, вот я 6 страниц здесь конспектов уже написал по тому, что здесь говорилось. Так вот, 170 миллионов квадратных метров на самом деле у нас ветхое жилье, аварийное, и то жилье, которое нуждается в какой-то коррекции. А, однако, "Стратегия-2020" этого не учитывает и не предлагает наращивать темпы.

Кроме того, безусловно, мы обязательно вернемся к вопросу и будем об этом говорить, о тех последствиях, к которым привело вступление России в ВТО, потому что многие проблемы сегодня нашей промышленности, нашей экономики связаны ещё и с этим.

Ну, по местному самоуправлению только одну маленькую вещь скажу. Мы здесь немножечко затронули этот вопрос. Вообще 131-й закон, конечно, нуждается в переосмыслении и серьезном, может быть, даже изменении, может быть, нужна новая редакция этого закона, потому что он стал как лоскутное одеяло вообще.

В общем и целом, сегодня многие люди пришли сюда первый раз. И, может быть, не выбрали ещё секцию и не разобрались, чем они хотят заниматься. У вас есть списочек такой розданный, где у нас есть 40 секций, 40 направлений. Если кто-то не получил, вы подойдите, ознакомьтесь. У нас Наталья Александровна Малышева этим занимается, вы можете потом передать ей ваши пожелания, в какой секции вы хотели бы работать. Мы будем работать в режиме проведения секционных заседаний. На каждом секционном заседании будут рассматриваться те или иные вопросы. И потом, соответственно, на пленарное заседание, может быть, будет ещё до пленарного заседания какое-то узкое совещание с руководителями, соответственно, секций, будут предлагаться те или иные законопроекты. Мы действительно делаем то, чего в Государственной Думе на таком уровне ещё не было никогда. Мы хотим, чтобы действительно те законопроекты, которые мы потом превращаем в законы, они действительно были и юридически выверенными, и грамотными, содержали не только букву, но и дух закона, то есть были справедливыми, были нравственными, моральными, и вот в этом, наверное, состоит наша главная задача.

Спасибо вам большое.

(Аплодисменты.)

Председательствующий. Сергей Михайлович Миронов.

Миронов С.М. Уважаемые коллеги, я тоже, прежде всего, хочу поблагодарить всех тех, кто принял участие в заседании, особенно тех, кто до конца высидел, не ушел. Я очень рад, что здесь среди всех присутствующих, кроме нас с Михаилом Васильевичем, есть еще 6 депутатов нашей фракции. По ходу заседания я смотрел как они сидят, слушают, пометки делают.

Несмотря на то, что это – пленарное заседание, цель которого – привлечь внимание руководителей секций к некоторым темам, некоторым направлениям, поднять проблемы, над которыми совет будет работать дальше, тем не менее, я уже, сидя здесь, дал своим юристам поручение. Как минимум четыре законодательные инициативы будут готовить прямо по итогам только этого пленарного заседания.

Я видел, что мои коллеги делали пометки, и с их стороны будет вероятно тоже самое. Мы не услышали сегодня представителя секции, которая актуальна и важна, и должна хорошо работать, я имею в виду международную секцию, потому что у нас много международных проблем и у нас тревожная ситуация на Украине, и я думаю, что лиха беда начало, будем работать.

Всем большое спасибо. Я абсолютно убежден, что практическая работа в секциях приведет, действительно, и к новым законодательным инициативам и к улучшению текущего законодательства и текущей работы депутатов нашей фракции. Потому что основная работа депутата, это все-таки готовить законы, которые будут помогать людям лучше жить в наших современных условиях.

Всем большое спасибо, до новых встреч. Всех благодарю. Спасибо.

См. также

персоналии:

Емельянов Михаил Васильевич

Миронов Сергей Михайлович

организации:

Экспертный совет фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ"

Важно

Федеральный бюджет

"Мы предлагаем при подготовке федерального бюджета рассматривать его в четырех чтениях. Такая практика была всего лишь несколько лет тому назад. С нашей точки зрения, абсолютно неправильно то, что эту практику отменили, и сейчас бюджет рассматривается в трех чтениях".

Выборы-2017

10 сентября в России - Единый день голосования. В 82 субъектах страны проходят выборы разного уровня. В этот день россияне выберут глав 16 регионов и депутатов заксобраний шести субъектов РФ.

Ответ на санкции

"После принятия США всеобъемлющего антироссийского закона мы живем в новой реальности. Даже премьер-министр Дмитрий Медведев заявил о начале полноценной торговой войны. Но тогда не надо делать вид, что ничего не произошло. А именно такой подход мы пока и наблюдаем".

Отмена "муниципального фильтра"

Сергей Миронов считает, что проблему политического монополизма не решить, пока сохраняется одна из его основ – "муниципальный фильтр". Об этом он сказал, комментируя новость о планах рабочей группы по изменению выборного законодательства.

Территория смыслов на Клязьме

Председатель Партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ, руководитель фракции "СР" в Государственной Думе Сергей Миронов 1-2 августа принял участие в работе Всероссийского молодежного образовательного форума "Территория смыслов на Клязьме".

Представители СР в Топ-50 депутатов ГД

Восемь депутатов фракции "СР" в Государственной Думе вошли в ТОП-50 Второго интегрального рейтинга депутатов ГД, измеряющего "коэффициент полезности" парламентариев.

Отчет фракции "СР" в ГД

Закончилась весенняя сессия Государственной Думы 2017 года. Наша фракция продолжала активную работу: за время сессии депутатами-справороссами внесены десятки законодательных инициатив. Как и прежде, мы строили свою законотворческую работу, строго следуя принципам социальной справедливости и защиты интересов человека труда.

Сергей Миронов: наша партия не признает результаты выборов в Краснодарском крае (ВИДЕО)

ПАРТИЯ ДЕНЬ ЗА ДНЁМ

2009

2010

2011

2012

2013

2014

2015

2016

2017

янв

фев

мар

апр

май

июн

июл

авг

сен

окт

ноя

дек

Пн

Вт

Ср

Чт

Пт

Сб

Вс

Официальный сайт Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ
Полное или частичное копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2017