О партии
Идеология
Лица
Деятельность
Пресс-служба
АнонсыКонтакты

Правительственный час с министром сельского хозяйства

13 ноября 2013

 см. также ↓

13 ноября в Государственной Думе прошел правительственный час, на котором выступил министр сельского хозяйства Российской Федерации Николай Федоров. От фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" вопросы министру задали Евдокия Бычкова, Светлана Горячева, Анатолий Аксаков, выступил Сергей Доронин.

Евдокия Бычкова:

– Уважаемый Николай Васильевич, в России активно строятся животноводческие и птицеводческие комплексы, как правило, рядом с крупными городами. Это хорошо.

Но параллельно, вы знаете, идёт техногенная нагрузка на земли, на территорию: инвесторами не соблюдаются экологические нормы, заражаются подземные воды, земля, ну и, соответственно, воздух, что, конечно, негативно отражается на здоровье нашего населения.

Скажите, пожалуйста, отслеживает ли министерство, когда инвестор ставит то или иное сельхозпредприятие, какое оборудование используется этим инвестором и соответствует ли оно наилучшим доступным технологиям?

Есть ли у вас мониторинг экологических нарушений и схемы взаимодействия с природоохранной прокуратурой?

Спасибо.

Николай Федоров:

– Да, спасибо вам большое, Евдокия Ивановна, за вопрос.

Я абсолютно на вашей стороне и разделяю ваши подходы. И думаю, что если мы не добьёмся прогресса в преодолении проблем по этой теме, то мы, и страна наша, и соседи скорее погибнут от мусора и отходов, чем от дефицита энергоресурсов или от чего-то ещё. Так видим мы, аграрники, по крайней мере, в Минсельхозе эту проблему.

Тема, которую вы затронули, актуальна, непосредственно за неё отвечает Росприроднадзор и правоохранительные органы. Мы, конечно, от них получаем эту информацию, напрямую у нас нет компетенции следить за этим в соответствии с действующим законодательством. И там, где есть сигналы, вместе с природоохранной прокуратурой и Росприроднадзором мы тоже подключаемся и выступаем как соинициаторы проверок и так далее.

Но вот до конца, с моей точки зрения, эта проблема не урегулирована, с точки зрения достижения наших не максималистских, а оптимальных целей и задач по защите экологии, в том числе от отходов опасных, которые мы, к сожалению, пока ещё имеем много по стране. Хотя отдельные регионы, отдельные губернаторы (есть такие прогрессивные), которые на это обращают огромное внимание и добиваются результата, даже дополнительно выделяют ресурсы, находят гранты зарубежные, у себя, – есть такие.

Та же самая Белгородская область, ну, ещё с десяток регионов можно привести. Давайте мы с вами вместе попробуем на это обращать внимание, с тем чтобы она, эта тема, вошла в повестку дня как приоритетная. И в плане совершенствования законодательства, правоприменительной практики, с точки зрения ужесточения её.

Светлана Горячева:

– Уважаемый Николай Васильевич, в России 128 миллионов гектаров посевных земель, и только чуть больше половины обрабатываются, остальное в бурьяне. И имея такое богатство, в магазинах засилье импортных продуктов. Ну а о его качестве не знает только ленивый.

Скажите, сколько в объёме потребления всей сельхозпродукции импортной и сколько отечественной? Назовите проценты. Каковы тенденции за последние пять лет, что растёт быстрее.

И ещё. Как возвращаются указанные многомиллиардные средства в Росагролизинге? Спасибо.

Николай Федоров:

– Светлана Петровна, спасибо за Ваши вопросы. Они очень живые, мы ими занимаемся почти ежедневно, особенно если вот такие моменты, как возвращаются вот эти украденные деньги, криминальные схемы как преодолеваются.

Медленно очень. Быстро делать, видимо, сложно правоохранительным органам, мы с вами об этом знаем, потому что те, кто украл, они достаточно, ну может быть, не очень корректно говорю, обеспеченные, хорошие адвокаты и так далее, но это не тема Минсельхоза, это тема, за которую мы не можем не отвечать морально и политически. Вопрос к нашим правоохранительным органам, и актуализировать, возобновлять эти запросы можно и нужно, с моей точки зрения. Плохо возвращаются пока ещё.

В отношении импорта, Светлана Петровна, поскольку часто задают этот вопрос, я взял официальную статистику, которую проверяли, перепроверяли ещё раз.

На сегодня, по итогам 2012 года, у нас доля импорта по зерну и зернобобовым – 1,2 процента в потреблении на внутреннем рынке России, картофеля – 3 процента, сахара – 4,6 процента, овощей – 12 процентов, масла растительного – 16, мяса и мясопродуктов – 25, молока и молокопродуктов – 21 процент, фруктов и ягод – до 60 процентов.

Самая большая проблема поэтому – у нас очень большая доля импорта в целом. Мы на десятки миллиардов рублей покупаем ежегодно, вообще больше всех в мире, мы рекордсмены. Фруктов и ягод и овощей на десятки миллиардов рублей импорт. Вот поэтому развитие тепличного хозяйства приоритетно для нас. Впервые, наверное, председатель Правительства даже провёл специальное совещание по развитию тепличного хозяйства и поставлена задача удвоить в ближайшее время общие площади овощей, которые выращиваются в защищенном грунте.

Поэтому здесь я могу сказать, что по зерну, картофелю, свекловичному сахару и растительному маслу мы идём неплохо весьма, с опережением показателей доктрины продовольственной безопасности, с опережением графика работы до 2020 года. По мясу и мясопродуктам тоже идём с опережением, не намного, но с опережением. По молоку и молокопродуктам – ну, мы об этом уже говорили, и я обозначил, и вопросы звучали – с задержкой. Поэтому дополнительные меры принимаются в эти дни до конца этого года, чтобы поддержать молочную отрасль, чтобы нам нагнать всё-таки показатели доктрины продовольственной безопасности по молоку и молокопродуктам.

Анатолий Аксаков:

– Уважаемый Николай Васильевич! Привет из родной республики, и у меня обращение Правительства Чувашии. Они говорят о том, что складывается критическая ситуация в связи с недофинансированием из федерального бюджета на уплату процентных ставок по кредитам, займам, оформленным до 1 января 2013 года. Выделенный республике лимит федеральных средств недостаточен, он не обеспечивает выполнение обязательств Правительства Российской Федерации.

Дефицит средств федерального бюджета составляет 381 миллион рублей, причём этот дефицит включает не только инвестиционные кредиты, о которых вы говорили, но также и краткосрочные кредиты, и кредиты, полученные малыми формами хозяйствования. В свою очередь, Чувашия все свои обязательства выполняет.

И у меня вопрос из двух частей. Первое. Что рассказать нашим землякам, что можно пообещать? И второе. Вы как юрист скажите, если Чувашия подаст в суд, то выиграет ли она у федерации, у Министерства сельского хозяйства?

Николай Федоров:

– Уважаемый Александр Геннадьевич, я, по-моему, уже несколько раз отвечал на этот вопрос, в отношении проблемы субсидий по инвестиционным кредитам. Поэтому моя, наша родная Чувашия находится, к сожалению, в таком же положении, как и вся Российская Федерация, вы согласны? Я отвечал на этот вопрос, у нас там остаётся проблема незакрытая ещё, и я причины объяснял, откуда они сложились. Недоглядели, Анатолий Геннадьевич, за прошлые годы за тем, что происходит в регионах, и за тем, как увязаны региональные программы с федеральными лимитами, бюджетными лимитами, мы с вами недоглядели, надо это признать самокритично, больше или меньше каждый из нас.

А в отношении судебных перспектив – ну, попробуйте.

Выступление Сергея Доронина:

–Уважаемые коллеги!

Николай Васильевич изложил нам свою позицию, рассказал, как обстоят дела в сельском хозяйстве у кабинета министров, а я бы хотел изложить позицию не свою личную, а людей, которые меня сюда послали, то есть избирателей. Их позиция зачастую достаточно сложно укладывается в печатный текст, в основном у людей, которые работают на земле, речь состоит из большого объёма нецензурной лексики, из ненормативной лексики.

Достаточно напомнить о судьбе средств, которые мы с вами через закон "О бюджете" направили на помощь селу. Речь шла, в частности, о компенсации птицеводам и производителям свинины в связи с удорожанием кормов, сумма составляла почти 12 миллиардов рублей. Мы помним, что в марте премьер-министр обещал эти деньги сельскохозяйственной отрасли.

Скажу на примере Кировской области, что эти деньги дошли до кировчан только в конце октября. То есть с момента принятия решения до его исполнения прошло практически восемь месяцев. Эти средства нужны были для того, чтобы частично компенсировать производителям те убытки, которые они понесли вследствие нескольких лет засухи и присоединения нашей страны к ВТО.

Мы это всё понимаем. Что же произошло потом? Оказалось, что одно из ведомств экономического блока отказалось согласовывать распределение этих средств, и они "зависли". А с момента присоединения к ВТО к тому времени прошло уже больше года. Вот такая оперативность.

Каким было обоснование отказа? Ведомство сочло, что эти деньги лучше направить на помощь регионам Дальнего Востока, пострадавшим от наводнения. Конечно, пострадавшим регионам нужна помощь. И у Правительства есть необходимые для этого ресурсы. Убеждён, такой подход был бы поддержан. Но почему это должно делаться именно за счёт крестьян? Ведь селяне и так – одна из наименее обеспеченных категорий. В деревне и зарплаты ниже, и инфраструктуры нет, и качество жизни ниже плинтуса. А дальше что будет, дустом станут морить, чтобы нагрузку на почву снизить? К сожалению, если это и шутка, то шутка грустная.

Предложение закрыть очередную дыру за счёт села до боли напоминает времена коллективизации. Тогда последнее из деревни выжимали, чтобы другие задачи решать. Сейчас-то зачем наступать на те же самые грабли?

Ещё один вопрос касается долговой нагрузки на предприятия АПК. Особенно в части инвестиционных кредитов. Речь идёт о самых передовых предприятиях животноводства. О тех, кто не побоялся вложиться в модернизацию производства, приобретение современных аграрных технологий. На таких предприятиях наиболее высокие на селе зарплаты, высококвалифицированные рабочие места. Там реализуются социальные проекты. Сейчас многие такие предприятия на грани разорения. Именно в момент, когда подходят сроки выплаты инвесткредитов, произошло падение рентабельности вследствие роста, безудержного роста цен естественных монополий, а также вследствие присоединения к ВТО. Опасность массовых банкротств и падения производства абсолютно реальна.

Вот данные справки к национальному докладу. На конец 2011 года объём просроченной задолженности сельхозпредприятий составлял 17 миллиардов рублей. Через год, 1 января, эта сумма уже составляла 125 миллиардов рублей. Динамика катастрофическая, рост более чем семикратный.

Необходимы экстренные меры. Возможное решение здесь – продление сроков выданных кредитов вместе с их субсидированием. Я рад, что и Министерство сельского хозяйства, и Правительство, начинают слышать нас.

Я хочу процитировать в связи с этим слова премьер-министра: "Ещё одна проблема, связанная с закредитованностью хозяйств, большими долгами сельхозпредприятий. Существует и целый ряд предложений. Предложения Минсельхоза о продлении сроков субсидированных кредитов до 15 лет". Это было сказано на совещании по развитию молочного животноводства 8 октября.

Но опять возникает несколько вопросов. Во-первых, примет ли это предложение правительство, не произойдёт ли с ним то же, что и с другими инициативами?

Во-вторых, предельно важно распространить эту идею и на другие сегменты животноводства, в частности, на свиноводство, которое оказалось вследствие присоединения к ВТО в наиболее трудном положении. Речь ведь идёт не о больших, не об огромных деньгах, а для молочного животноводства продление сроков кредитов потребует в ежегодном выражении порядка 2,3 миллиарда рублей.

Расходы на поддержку свиноводства тоже вряд ли будут отличаться на порядок, зато спасти можно огромное количество предприятий, от которых зависит благосостояние миллионов жителей села, я уже не говорю о кошельках и здоровье потребителей.

Нельзя считать решенными вопросы финансирования АПК в целом. Расходы на реализацию госпрограммы в следующем году должны упасть, согласно проекту бюджета 2014 года, сразу на 16 процентов, а в реальном выражении, с учётом инфляции, и того сильнее. Получается, что село продолжает финансироваться по остаточному принципу. Российские крестьяне как не имели, так и не имеют той поддержки, которая есть у их коллег в Евросоюзе, в США и в других развитых странах.

При этом конкурировать на рынке им приходится фактически на равных, а даже те меры, которые предусмотрены условиями присоединения России к ВТО, на практике не используются. В этом смысле, я считаю, было бы правильно дополнить отчёт о госпрограмме ещё одной таблицей, и в ней по годам привести цифры, на какой объём поддержки вправе рассчитывать отечественный АПК по условиям присоединения к ВТО, и сколько он реально получает, и какова разница.

Требует отдельного рассмотрения проблема цен на услуги монополистов. Здесь огромный диспаритет, о чём уже говорили мои коллеги. С начала нацпроекта, то есть с 2006 года, цены на пшеницу и ячмень выросли примерно на четверть, на свинину примерно на 40 процентов, на молоко вдвое. Для сравнения я попросил одно из предприятий представить данные по услугам монополистов, это предприятие находится в Кировской области. Вот они: электроэнергия с 2006 по 2013 год подорожала в 2 с половиной раза, газ в 3, холодная вода почти в 8 раз. И так практически по всем позициям монополий: бензин, дизтопливо. Галопирующий рост тарифов буквально душит предприятия и данная проблема должна, наконец, каким-то образом решаться.

Остаётся непринятым основополагающий документ в области сельского хозяйства – законопроект о карантине растений. После первого чтения он отправлен на доработку, хотя и Министерство сельского хозяйства, и Россельхознадзор, и комитет Государственной Думы по аграрным вопросам дали своё положительное заключение. Также затягивается рассмотрение поправок в закон о безопасном обращении с пестицидами и агрохимикатами, выдвинутый депутатами. Они предусматривают закрепление всех контрольных надзорных полномочий в области безопасного обращения пестицидов и агрохимикатов за уполномоченным федеральным органом исполнительной власти. Затягивание рассмотрения этих документов несёт очевидный риск и с точки зрения обеспечения продовольственной безопасности.

Ещё один волнующий селян вопрос. Все знают, насколько остро стоит в стране вопрос о неоформленных земельных участках. Из 60 миллионов участков границы имеют лишь около половины. Очевидно, что это серьёзно затрудняет оборот земли и получение кредитов и других операций, особенно на селе, там вся хозяйственная жизнь строится вокруг земли.

Кроме того, там труднее всего с ресурсами, необходимыми для оформления. В прошлом году Минэконом обнародовало инициативу в течение трёх-пяти лет выделить 20 миллиардов рублей на оформление этих земельных участков. По нашим расчётам, нужно больше, поэтому хотел бы просить, чтобы и этот процесс ускорили.

Большая просьба к Министерству сельского хозяйства: посмотреть на эту инициативу и подготовить соответствующую программу. Средства в масштабах страны достаточно посильные, и я считаю, что это бы могло ускорить процесс получения тех же кредитов сельхозпроизводителями.

Спасибо.

Центральный Аппарат партии
Телефон: (495) 787-85-15
Факс: (495) 959-35-86
Пресс-служба
партии
Раб. тел.: +7 (495) 783-98-03
Моб. тел.: +7 (916) 249-49-47
(только для СМИ)
Общественная приемная
фракции "СР" в Госдуме
Конт. тел: (495) 629-61-01
Официальный сайт Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ
Полное или частичное копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2019