О партии
Идеология
Лица
Деятельность
Исполнительная власть и МСУ
Органы власти субъектов РФОрганы МСУ
Пресс-служба
АнонсыКонтакты

Светлана Горячева: "Мы уже давно реабилитированы своим собственным народом"

12 ноября 2013

 см. также ↓

12 ноября Госдума рассмотрела подготовленный депутатами фракции "КПРФ" проект постановления №354888-6 "Об обращении Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "К Президенту Российской Федерации В.В. Путину в связи с 20-летней годовщиной событий, происходивших в городе Москве 21 сентября – 5 октября 1993 года". От фракции выступила Светлана Горячева:

– Уважаемые депутаты, фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" приняла решение голосовать свободно. Я по нравственным соображениям проголосую "за", потому что не могу предать тех, кто в 1993 году по зову сердца защищал Белый дом, кого из народных депутатов сначала 11 суток держали без света, воды, куска хлеба за колючей проволокой, а затем семь часов расстреливали.

Напомню также и то, что всем, кто трусливо ушёл из Верховного Совета, выдавали 2-х миллионные пособия и высокие должности. Это тоже правда.

И ещё скажу. Всё в проекте обращения написано вроде бы правильно, но почему-то не избавляешься от ощущения, что это больше формальная дань к 20-летней дате расстрела. Ведь во втором созыве у фракции "Коммунистическая партия Российской Федерации" было фактическое большинство в Государственной Думе и тогда можно было принять и это, и другое, и много каких решений. К сожалению, почему-то политической воли не хватило.

Я задавала вам, Александр Дмитриевич (Куликов, член фракции КПРФ – прим.), вопрос. Так сколько же в этом зале находится депутатов, которых расстреливали в Белом доме? Вы крутились, как уж на сковородке, так на вопрос этот мне и не ответив. А я вам скажу, три народных депутата – это два члена вашей фракции Алексей Пономарёв, Сергей Решульский и Светлана Петровна Горячева, то есть я – собственной персоной.

И, конечно, в 1993 году мы находились в Белом доме в труднейшем положении. Вот представьте себе, появляется указ № 1400, после этого решение Конституционного Суда о неконституционности этого указа. Что мы должны были делать? Мы должны были бросить мандаты, забыв о том, что их доверял нам народ и, задрав штаны, побежать по своим субъектам Федерации?!

Я помню, когда мы вышли из Белого дома, а там я находилась до самого момента расстрела и в момент расстрела, там, кстати, приняла и православное крещение. Потом мы, прячась от пуль, забежали в какой-то дом и хозяин квартиры (кстати, в этом доме в 1991 году был штаб по защите Бориса Ельцина) нам сказал: "Я видел, как вас обнесли колючей проволокой, как вас унижали тем, что держали без воды, света и тепла. Я переоценил многое и убежден, если бы вы трусливо ушли, тогда с нами могли бы сделать то же самое".

Поэтому наш нравственный долг тогда был стоять там до конца. Это для того, чтобы были понятны мотивы наших поступков.

Но почему в обращении нет фамилий расстрелянных народных депутатов? А потому что, например, ко мне никто даже не обратился. Может быть, я смогла бы и подписать, если бы были чуть другие формулировки. Ясно, что возобладал формальный подход, желание, простите, может быть, поплясать ещё на костях. Это мне совсем не нравится.

По сути же, много раз в этом зале поднимались вопросы, которые звучат в обращении. И понятно всем, и левым, и правым, и центристам, что сегодня просто нет политической воли, чтобы осуществить политическую реабилитацию расстрелянного Верховного Совета.

А нужна ли она мне, например, как депутату, которого расстреливали? Думаю, что главное другое, то, что мы реабилитированы уже давно своим собственным народом.

За 20 лет своей депутатской деятельности я не услышала ни от одного простого человека, ни от одного избирателя ни слова упрёка, что осталась в Белом доме, где меня там расстреливали. Чаще говорят другое: спасибо вам, мы понимаем, почему вы там находились. Вот это главное.

Ну а нападки нашей высокомерной либерастии мы как-нибудь переживём, как говорится: собака лает, караван идёт.

Теперь о главном: почему всем думающим людям после этих событий уже давно ясно, что происходило? Не знаю, какие нужны ещё расследования. Ведь чудовищная ложь в те годы в СМИ о том, что депутаты мешают реформаторам осчастливить Россию, после расстрела Верховного Совета быстро рассеялись. И беспрецедентное разграбление страны с одной стороны, и нищенство, беспросветность и бесправие большинства населения, с другой стороны, стали лучшими нашими агитаторами.

И разочарование граждан либеральной политикой совсем не испарилось и люди знают, где правда, а где нет. И, может быть, наш главный долг сегодня как политиков, патриотов, любящих свою страну, решительно пресекать сегодняшние ошибки власти и, прежде всего, явно малокомпетентного правительства. А их пруд пруди, этих ошибок. И нужно на этом концентрировать усилия депутатов, забыв о возможных политических пристрастиях. Я была свидетелем разрушения нашей великой страны – Советского Союза, дай бог, чтобы нам не подойти к разрушению теперь уже России. Ибо этого уже никто не простит.

И последнее. Есть известная мудрость: суд людей призрачен, а суд истории вечен. В истории мы уже реабилитированы своим собственным народом, для меня, например, это самое главное. А реабилитация официальной власти, это только дело времени. И если я её сегодня не дождусь как расстрелянный депутат, то мои потомки всё равно узнают правду, и я знаю, что им за меня краснеть не придётся. Это самое главное.

Спасибо за внимание.

Центральный Аппарат партии
Телефон: (495) 787-85-15
Факс: (495) 959-35-86
Пресс-служба
партии
Раб. тел.: +7 (495) 783-98-03
Моб. тел.: +7 (916) 249-49-47
(только для СМИ)
Общественная приемная
фракции "СР" в Госдуме
Конт. тел: (495) 629-61-01
Официальный сайт Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ
Полное или частичное копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2020