О партии
Идеология
Лица
Деятельность
Пресс-служба
АнонсыКонтакты

Об алыче, прививках и проблемах дачников

17 мая 2013

 см. также ↓

Дача Андрея Туманова, первого заместителя председателя Комитета Государственной Думы по информационной политике, информационным технологиям и связи, находится в 80 километрах от Москвы в Павлово-Посадском районе. Мы добрались туда за 3,5 часа. На своем участке депутат рассказал, как выращивает алычу и прививает красный клен, чем живут соседи и какие законы нужно принять, чтобы решить проблемы дачников и садоводов.

Землей на Руси никогда не баловали

– Сколько у вас дорога забирает – ведь далековато от Москвы? Пробки, да и дороги по Носовихинскому шоссе не самые широкие.

– А вы бы по Горьковскому шоссе попробовали. Если в Балашихе пробок нет, то за два часа доехать можно, хотя я в основном езжу по ночам. Днем-то застрянешь. Горьковское шоссее плохое, но Носовихинское еще хуже.

Раньше на электричке ездил, а потом немного пешком. Наше садоводческое товарищество находится между Павловским Посадом и станцией Назарьево. Моя мама получила этот участок в 1980 году. Тогда мы жили в Егорьевске, а она работала в СМУ-54. Все наши соседи по даче – работники этого предприятия. Помню, как нарезали по шесть соток, разыгрывали их в лотерею, и нам в садовом товариществе "Свет" достался один из самых худших участков. Мало того, что земля плохая, так еще и железнодорожные пути в трехстах метрах проходят.

Когда-то здесь был кирпичный завод. Дачникам достались от него поросшие кустарником развалины и горы керамической глины, замешанные с кирпичом. Ее было так много, что первые несколько лет все мы здесь ходили прямо по этим горам, а рядом в лесочке были огромные ямы, там-то эту глину и добывали.

Отвоевывали мы эту землю по чуть-чуть

Первые пять лет слой за слоем срезали глину с участка и вносили органику. Через некоторое время в дачном товариществе появился летний водопровод, который стал для нас огромной радостью. Местные жители приняли нас с любопытством. Они-то по выходным работать не привыкли, а тут городские приезжают, и с субботы по воскресенье лопатами машут. Мы все на своем участке строили свои ми руками. Отец у меня был большой любитель мастерить.

Сначала появился небольшой сарай – он и сейчас стоит. Внутри мы с отцом его досками от ящиков из-под фруктов обшивали. Потом появился фанерный домик. Ну, а дальше разрослись, раз пять его перестраивали.

В 90-е годы, когда в стране возникли серьезные проблемы с продовольствием, освоили еще шесть соток земли. Перед железной дорогой стоял небольшой разрушенный дом. Земля там была хорошая, и поэтому мы, да и все соседи стали сажать там картошку.

Первый урожай до сих пор помню – никогда потом такой крупной картошки вырастить не удавалось.

Вообще-то землей у нас народ никогда не баловали. А ведь Россия имеет самые большие земельные ресурсы в мире, но людям давали всего по шесть соток, да и те на землях, иногда мало пригодных для ведения сельского хозяйства. Сейчас за эту землю приходится платить слишком высокие налоги, и в Государственной Думе я пытаюсь "отбить" привязку налога к кадастровой стоимости земли. Раньше люди платили за эту землю копейки, а сейчас для семейного бюджета – это солидные деньги, да и ставку пересматривают каждые два года. Налог уже скакнул в десять раз. Выходит, что сначала людям дали неудобья. Они землю эту за десятилетия подняли, обработали и получилось, что чем лучше на ней работали, тем выше им установили кадастровую стоимость – и тем больше они должны платить налог. На мой взгляд, было бы гораздо справедливее ввести небольшой вмененный налог.

УМЕЛЬЦЫ НА ВСЕ РУКИ – А почему у вас с соседями вместо забора невысокий колышек и проволока натянута? Такие хорошие отношения? – Колышек этот вкопали 30 лет назад. А с соседями никогда никаких проблем не возникало. И теперь в товариществе мало что изменилось: дома здесь никто не продает, и соседи все те же, правда, со временем тут все разрослось, и еще с десяток садовых товариществ появилось.

Вот здесь дед Константин живет. Все его уважают. Я под его началом не много поработал, когда трудился в электрогорском СМУ-54. Звали его Давай-давай. Он прорабом был. Приедет, а мы кабель тянем. Он нам и говорит: "Что так медленно! Давай-давай!"

Сейчас ему уже за 80. Живет "правильно". Не много порабатывает, чаю попьет, отдохнет, пойдет к соседу в шахматы поиграть. После обеда спать ложится. Горькую не пьет. Многие из его поколения уже отошли в мир иной. Дед Константин, считай, последний из них остался...

А вот посмотрите, какой мой отец замок изобрел. Польское телевидение его специально снимать приезжало. Он закрывает дом изнутри, но замочной скважины нет. Открывается специальным тросиком, который из дома выходит в нужном месте. Простейшая конструкция, а открыть никто не может.

У нас в СНТ всегда были умельцы на все руки. Раньше каждый ребенок знал, как отключить счетчик и как заставить его крутиться в обратную сторону. Счетчики-то у людей часто показывали неточные данные, и поэтому еще давно на собрании решили собирать с каждого участка некую вмененную сумму за электричество. Люди старшего поколения искренне не понимают, почему они должны за что-то платить. Логика у них простая: "Раньше нам предприятие помогало, а почему сейчас этого не делают, почему мы должны давать какие-то деньги за вывоз мусора? " Объяснять им, что жизнь изменилась, бесполезно, вот некоторые годами ни за что и не платят. Таких у нас процентов 5-10, не больше.

Тайны хорошего урожая

– Работать на участке этой весной мы начали поздно. Сейчас делаю обрезку и прививку плодовых деревьев. Это у меня одно из самых больших увлечений.

Вот на каждой вишне штук по 20 разных сортов... Осторожно через картошку, а то я только сегодня ее посадил... Вот на вишне растет ветка черешни, а в нескольких метрах от нее – красный клен. Его я для дочери привил. Она мне не так давно говорит: "Хочу красный клен купить". Посмотрел по прайсу – пять тысяч стоит. Дорого, пошел я в лес, выкопал обычный клен. Потом в Москве на станции "Динамо" нашел, где растет красный клен, отрезал веточку и привил.

Этим я с детства занимаюсь

В школьные годы меня постоянно посылали на разные конкурсы по истории и биологии. В свое время даже победил на выставке, когда на тыкву привил арбуз. На самом деле это достаточно просто. У него корни не работают при температуре ниже семи градусов, а у тыквы – до плюс трех, а эти четыре градуса для растения очень многое значат. Вот здесь у меня растет черешня. Крупная получается.

Вкусная, горстями снимаешь – молдавская или украинская ни в какое сравнение не идет! Раньше я много занимался. Тут у многих мои саженцы растут.

Сейчас алычой увлекаюсь. Такая ярко-желтого цвета с ароматом абрикоса. Когда созревает, прямо как мед получается.

Это моя самая любимая культура последних лет. Когда-то груши любил, черешню, а теперь вот алычу.

А это миндаль махровый. Он не плодоносит, а цветет розочками. Самое красивое растение, которое я только видел. Правда, страдает разными болезнями. Сейчас у нас вообще много разных болезней у растений. Садоводы сами тащат их на свои участки. Ведь у нас нет никакого карантинного контроля на границе. Никто ничего не спрашивает и не проверяет. Попробуйте, например, в США тайно ввезти яблоко в кармане – и вас поймают. Штраф тысяч в пять долларов гарантирован, а то и уголовная ответственность. У нас же сколько из Амстердама всякой дури везут – вот и болезней навезли!

Дачная амнистия благополучно провалилась

– Когда началась "дачная амнистия ", многие думали оформлять землю в собственность, но быстро поняли, что для этого нет нужды. А зачем? По всей стране было отмежевано не более 25 процентов участков. В основном они расположены вблизи городов, а здесь кто будет этим заниматься? Моей маме 80 лет. Я здесь бываю по выходным, и времени заниматься этим у меня нет. И так рассуждают по всей стране, и поэтому 75 процентов не очень дорогих земель никогда не будут отмежеваны. Проблем из-за этого возникает много. Сейчас земли можно перерегистрировать и передавать по наследству без оформления границ. Все по упрощенной схеме. Нарисовал карандашом – и все.

В результате народ по такой-то упрощенке такое зарегистрировал!

Сейчас в судах сотни тысяч споров находятся. А земельные иски – тяжелое дело, потому что дачники оказались вне правового поля. Иногда в них участвуют сразу по три-четыре владельца участка. Нарисовали, а теперь разобраться не могут, хотя без помощи юриста пройти перерегистрацию не просто. Я, например, правильно заполнил документы только с третьего раза, а как быть бабушке?

Сейчас садоводы живут словно в эпоху римского права, где при рассмотрении вопросов учитывался имущественный ценз. Если кому-то, например, понадобится решить спор по определению границ участка, то ни один судья выносить вердикт на основе старых документов не будет.

Он пошлет человека на землеустроительную экспертизу, а она стоит денег. Я знаю случай, когда работы только по одной границе участка стоили более ста тысяч рублей, а их целых три, – и всего набежало под 350 тысяч.

Чтобы провести кадастровые работы, истец взял кредит под хороший процент. Потом долго пытался выиграть дело. Суд постановил взыскать эту сумму с ответчика, а у него, кроме пенсии, больше ничего нет.

Вот и получается, что судиться можно только при наличии денег, хотя и это не решит всех проблем. Нужно обязательно проводить кадастровые работы, но средств на это у людей нет, и без помощи государства им не обойтись.

Дачные товарищества остались без власти

Оставить все, как есть, нельзя еще и потому, что сейчас в садоводческих и дачных товариществах царит полуанархия. Люди живут вне правового поля, хотя каждые выходные "на природу" выезжает половина населения страны. Люди здесь выращивают огромное количество сельхозпродукции, которая потом почему-то включается в отчетность Минсельхоза. Садоводческое товарищество – не населенный пункт. Непонятно, кому подчиняется. Это некое образование, которое в советское время вышло в самостоятельное плавание, – и никуда не приплыло. К поселковым советам мы никакого отношения не имеем, хотя для местных властей дачники – это дойная корова. Никаких обязательств перед людьми они не несут, а налоги получают. Даже те, у кого земля в собственность не оформлена, и те платят.

Здесь не действует Гражданский кодекс. Чтобы построить дом в населенном пункте, нужно собрать много разных документов.

Пусть эта процедура забюрократизированна, но она все же под контролем. Для строительства дома в дачном товариществе никаких документов не нужно, и поэтому появляются пятиэтажки, нарушаются все нормы, строительство ведется по границе с соседними участками, и ни один суд решение о сносе этого строения не вынесет.

На эту проблему дачников долгое время закрывали глаза, и люди делали, что хотят. Но ведь они не всегда сами могут мирно "разрулить" эти сложные ситуации, и на этой почве возникает много конфликтов. Аналогичные проблемы были во многих европейских странах. Они с ними справились, и нам не грех изучить их опыт. В нашей стране на решение проблем дачников и садоводов уйдет 10-15 лет. Это будет большая и трудная реформа. Делать ее нужно, привлекая большое количество федеральных ведомств, потому что эти "шесть соток" курируют шесть министерств!

Все вместе, чтобы обсудить ситуацию, ни разу не собирались.

Сейчас, насколько мне известно, вопрос дачников находится на контроле президента Владимира Путина.

Внутреннее управление в виде СНТ уже давно не совершенно, и скорее всего скоро оно умрет. Необходима привязка дачных товариществ к населенным пунктам. И еще: нужно установить, что они могут быть и постоянного, и временного проживания. Понятно, что местные власти будут от этого не в восторге. Им же придется следить за дорогами, а денег на это нет. Снять остроту проблемы может новая редакция Гражданского кодекса, которая сейчас находится на рассмотрении в Государственной Думе. В ней есть специальная глава по "соседскому праву", в которой расписано, как решить земельный спор между соседями или что делать, если нанесен какой-то ущерб, а новая постройка затемняет соседский участок. Эта глава должна заменить 66-й ФЗ, который должен регламентировать жизнь дачников и садоводов, но он не работает, и уже нет никакого смысла вносить в него какие-то изменения.

Досье

Туманов Андрей Владимирович первый заместитель председателя Комитета Госдумы по информационной политике, информационным технологиям и связи, председатель Общероссийской общественной организации "Садоводы России" и межрегиональной общественной организации "Московский союз садоводов".

Родился в 1961 году в подмосковном городе Электросталь. После окончания школы служил в армии, работал на сталеплавильном заводе "Электросталь".

Окончил факультет журналистики МГУ имени М.В. Ломоносова. Работал в газете "Водный транспорт". В 1991 году основал газету "Ваши 6 соток", является ее бессменным главным редактором. Автор многочисленных книг по садоводству.

4 декабря 2011 года избран депутатом Государственной Думы ФС РФ VI созыва. Фракция "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ

Источник: Парламентская газета

Центральный Аппарат партии
Телефон: (495) 787-85-15
Факс: (495) 959-35-86
Пресс-служба
партии
Раб. тел.: +7 (495) 783-98-03
Моб. тел.: +7 (916) 249-49-47
(только для СМИ)
Общественная приемная
фракции "СР" в Госдуме
Конт. тел: (495) 629-61-01
Официальный сайт Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ
Полное или частичное копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2019